Проза

17.12.2020

Воспоминание, живущее во мне

Наира Арзуманян

Где ты, когда-то здесь пылавшая? Глаза смотрят и не видят. Сердце колеблется, но не чувствует. Солнце светит, но не дарит тепло. Все без тебя, душа, мертво…

***

Равнина, покрытая серой щебенкой, истертой шинами. Дачные коттеджи: множество домов-близнецов холодного оттенка дерева с крышами, похожими на взмах хищной птицы. Извилистый асфальтированный спуск, отрезанный шлагбаумом. Незваным гостям здесь больше не рады.

А ведь когда-то здесь простиралась волшебной красоты природа. Стройные деревья и пышные кусты были родным домом и уютным пристанищем для тех, кто желал хотя быть на время стать ее частью…

15 лет назад.

–Ба! Пошли, скорее, они ведь ждут! – поторапливаю бабушку, потягивая край подола ее жесткого из-за ручной стирки сарафана. Под мышкой держу букет из полевых цветочков, которые я успела заранее надергать для моих друзей.

Посмеиваясь, бабушка взяла свою верную спутницу–трость и глубокую миску для ежевики, тем самым подав знак – «выдвигаемся в путь». Барсик, поняв, что ежеутреннее путешествие в величественную страну под названием «Лес» не отменяется, стал радостно кружиться вокруг меня. Остается только выйти из-за нашей тяжелой калитки, которая с таким трудом мне поддается, перейти проезжую часть, держась крепко за бабушкину мощную руку, а взглядом следя за шустрым Барсиком, который явно не знает о том, как правильно переходить дорогу. «Ну, так же нельзя!»– недовольно говорю ему вслед, чтобы бабуля услышала, а в ответ получаю одобрительный кивок.

Перед взглядом вырастает могучий дуб, у подножия которого осенью я собираю желуди, привлекающие мой интерес: «Не люди, а имеют свои шапочки. Чудно». Справа от старожила и находится вход в волшебный мир. В начале пути бежать нельзя, нужно помочь бабушке аккуратно спуститься по самой резкой части спуска. Одной ручкой ловлю шершавые пальцы моей спутницы, вторая ручка обхватывает ее талию насколько это возможно. Мое маленькое, но полное сил тело будто пытается врасти в нее, стать ее дополнительными родными ногами. Вход в лес каждый раз кажется таким мрачным и загадочным, прям как в сказках, которые мне читает мамочка. Поддерживая бабушку, я чувствую, как ей тяжело дается эта гора по напрягающимся костяшкам на руке, но она не подаёт виду.

Барсик, скачущий впереди, как резвый сайгак, постоянно оборачивается с недовольной нашим медленным темпом мордочкой, как бы вторя: «Не отставайте, ведь без меня забудетесь!» Он считает себя вожаком нашей крошечной стаи, каждый раз забывая, что при каждом шорохе превращается в трусишку-зайца. Только зайцы серые, а он черный!

Шаг за шагом, камень за камнем. Смотрю под ноги.. Еще немного, и мы выйдем к удобной для ходьбы тропинке. На ней часто проползают змеи, которых я очень боюсь. Но со мной бабушка, поэтому нужно быть смелой. Справа высокие мрачные деревья, в чащу которых я бы никогда не рискнула ступить. «Там, наверное, злые волки. Барсик меня не спасет!» А слева много-много кустиков с ягодами, без взрослых собирать их нельзя, потому что легко можно перепутать и сорвать что-то несъедобное. «Вот это кушать нельзя. Это бузина. И пахнет невкусно. Зато какая красивая…как настоящий букет или…украшение для волос!»

Задумавшись о том, что же мама сегодня приготовит на обед, я не заметила Барсика и споткнулась о него, но предплечье бабули, за которым она меня удержала, не дало мне упасть. Наш верный ушастый проводник, видимо, чего-то испугался и решил теперь идти рядом с нами. Я это поняла еще и по его сжавшемуся, и так короткому хвостику, который обычно крутится, как заведенная юла.

«–Бабочка! Смотри, ба, она такая оранжевая. А вчера мы здесь видели с такими же крыльями, но зеленую.  Помнишь? Бабочки такие красивые!» Бабушка с улыбкой посмотрела мне в глаза.

Проследив за тем, куда именно улетела бабочка, я перевела взгляд и внутри меня все запело. Наконец-то, дошли! Поляна, на которую будто светили все лучи солнца, пылала яркими цветами. А на поляне наши верные друзья – козочки, множество самых разных козочек. Вот серенькая, а подле нее беленькая. Они играются друг с другом. Чуть дальше них с кустика пытаются достать ягоды – молочная и черненькая. Столько кустов, а им обеим понравился один и тот же. Такие смешные! Блея, ко мне подбежал черный козленок – это мой любимец. Он потянул край моей зеленой майки и стал жевать, спутав ее с травой. От восторга я стала визжать: «Бабушка, смотри! Он хочет съесть мою майку!» Козленок был доволен, когда взамен я протянула ему ранее собранный мною букет цветов.  

Бабушка, стоявшая у дерева, подозвала их к себе и стала спускать для них лакомые ветки с темной листвой. Они давно знали нас, поэтому охотно подошли, чтобы набить свои животы едой, находившейся для них когда-то на недосягаемой высоте.

Солнечный свет падал на мою спутницу, выделяя ее среди всей красочной картины. Налитые годами и силой ноги, уперлись в землю носочками, слегка приподняв потрескавшиеся пятки. Тяжелый женский силуэт в коричневом платье, стремится вверх, будто к верхушкам деревьев. Большие оголенные по плечи мозолистые руки тянут вниз ветки и пытаются схватить новые, более густые. Нежная розовая шея, окольцованная складками. На голове завязанная треугольником темная косынка, ласкающая черные волосы, выборочно покрывшиеся серебристой сединой. На лице улыбка, выражение усталости и озарённые светом глаза. Темные глубокие глаза, в которых нет злобы, только любовь, доброта и познанная грусть. Они есть жизнь, и они есть душа.

Ложусь на уютную душистую траву под ясным небом, смыкаются тяжелые веки и тело мое наполняется теплом.

17.12.2020

-->