Полемика

30.09.2023

Культура России в период специальной военной операции

Олег Горошко

С начала специальной военной операции общественность резко раздробилась на касты. Кто-то проходил длинный путь от полного отрицания до принятия своего положения, до осознания своей принадлежности к Родине, а кто-то стыдливо убежал, пообещав вернуться. Общественность столкнулась с «волшебной» трансформацией блогеров, ещё вчера напевающих песни про птичек, развлечения и гедонизм как основополагание жизни, в политических обозревателей, в самопровозглашённых политических экспертов. Так называемый «авторитет», заработанный в основном на только формирующихся личностях, то есть детях, школьниках, студентах и молодых людях, перенаправился в русло влияния на отношение к своей стране, к Родине, к своему дому. В их головы стали поступать сигналы «сверху», ЧТО думать, КАК думать, но никак не почему. Сейчас нет, особенно среди молодежи, запала двигать историю, потому что они не знают, что двигать, не то, что уж как. Нет трепета перед осознанием, как широка душа, как дальновиден взгляд русского человека. Проще бытийствовать куклой, быть ведомым – таково сейчас подавляющее большинство.

СВО подтолкнула наше общество к каким-никаким, но действиям. Происходит смена направления нашего взгляда, поворот нашей головы, которая смотрит уже не на Запад в большинстве своем, а на нас же самих, чтобы попытаться понять, что с нами стало, почему столько лет наш взор был направлен туда, а не сюда, почему мы рабски пытались угождать Западу? Почему не мы, а ОНИ решали, что является нормальным, модным, необходимым, а мы просто перенимали это? Вкалывать гормоны детям, которые решают «трансформироваться», лишая их возможности вести здоровую жизнь в будущем, пропихивать в кино, сериалах, мультфильмах ЛГБТ-явление. Не говоря уже о том, что образ России в их передачах, фильмах практически всегда негативен. Для них ОНИ – цивилизация, МЫ – варварство. Специальная военная операция, как сильный толчок, заставила многих вздрогнуть, остановиться и подумать, а куда мы катимся? Так ли нужна нам ориентация на кого-то, а не нескончаемая работа над собой? Такое громкое событие вынуждает принимать решения и действовать.

Например, внимательнее относиться к своему языку, к используемым словам. Понять по-настоящему, а на русском ли я говорю? «Трэш», «лол», «чилл», «ок», «пон»… Да, русских слов может в самом деле не хватить для выражения эмоциональности бескрайней русской души, но их более чем достаточно, для того чтобы заменить ими англицизмы и прочие мелкозначимые иностранные слова. Это, в первую очередь, уважение к себе, к своей Родине, к своим предкам. А в контексте СВО русский– это единый язык многих народов, которые бок о бок находятся на линии фронта, ночуют в окопах и общаются на нём. Сохранив его, мы сохраним своё прошлое и продолжим настоящее. Потуги отмены русского языка во многих частях Украины – нагляднейший пример попытки уничтожения неотъемлемой части нашей идентичности, плевок в сторону нашего культурного кода. Музыкальность и твёрдость нашей речи вызывает гнев, разлив крови в глазах тех, кому нужно избавиться от нас всеми путями. Их цель – тотальное уничтожение всего русского, что существует на планете земля, в особенности языка, ведь сделав нас немыми, заставив говорить на их языке - языке деградации, русофобии, анти-просвещения, они хотят заставить нас забыть о сверкающей поэзии, прозе и публицистике, написанной на ВЕЛИКОМ РУССКОМ, о всех, кто хотел «глаголом жечь сердца людей» и им это удавалось. Как сказала Лидия Сычёва:

Слово – язык – народ. Если этот стержень ломается, то с людьми надломленными, отчужденными, можно делать все что угодно. Веник, разобранный на прутики, не метет. Дело времени и технологии – перемолоть индивидуальности на прах, не обращая внимания на вскрики о «правах человека».

Немаловажным остаётся обращать внимание, как на фронт, так и по ту сторону, ведь  дуализм происходящей ситуации не может не поражать. Пока отцы и братья проводят своё время в окопах, очень важным остаётся разговор не только о языке, но и о культуре поведения, в особенности мигрантов. Чтобы за каждым выходом жены дочери матери внучки не следовал нескончаемый штурм головы мыслями – как она, где она, дошла ли она, не случилось ли чего - почему бы не объяснять на официальном уровне правила поведения «гостям» нашей необъятной? Таким образом, поступило в Москве русское объединение «Обыкновенный Царизм» – они выпустили специальные памятки для мигрантов:

– «Русские девушки – красивейшие в мире. Они не кутаются в хиджаб, но это не значит, что они с вами заигрывают. Их нельзя трогать, к ним нельзя приставать, а пялиться – неприлично.

– Религиозные культы в России – дело каждого. Их публичное исповедание не добавит вам кармических очков в глазах населения, будь то намаз или исламское шествие.

– Общественные места вам не принадлежат. Если ваша компания хочет поиграть в футбол на площадке занятой кем-то ещё, вы обязаны потерпеть или изменить свои планы».

Эти несколько зачитанных правил не из воздуха и не из ненависти обыкновенной выдуманы. Новости кишат подобным поведением, так называемых, «гостей» на нашей земле. Будь-то попытка изнасилования, приставания в общественном транспорте, пьяный дебош с поножовщиной или же выдворение детей с футбольных, баскетбольных площадок, просто потому что у них «возникло желание».

Недавно А.Г Дугин дал совет, состоящий из 8 пунктов, для трудовых мигрантов, направляющихся в Россию:

«Есть сценарий для таджиков - прекрасного древнего иранского народа. Все учат русский язык, наизусть читают Блока и Клюева, принимают святое Православие, крестят детей, венчаются, постятся и доблестно защищают Родину в СВО. Как и положено великому индоевропейскому народу», – отметил русский мыслитель.

Дугин также посоветовал таджикам, что после возвращения с фронта, «отдав долг Великой России, они идут жить и работать, как и положено гражданам и уважающим себя людям. Это достойно и правильно».

«Не хотят так - не будет никак», – обозначил Александр Гельевич в связи с ситуацией с таджиками и другими трудовыми мигрантами в России.

Как, имеющий уважение к своей родине и земле, гражданин, не смею отрицать важность принятия подобных мер, относящихся к мигрантам, чьё поведение необходимо регулировать и пресекать любые попытки навредить не только женщинам России, но и детям, имуществу, языку, религии и традициям.

Воинами, защитниками нашей культуры являются многие люди, находящиеся на факультете.  Селезнёвская и Лихоносовская конференции предоставляют студентам отличную возможность в стенах лучшего факультета журналистики зарядиться мудростью и силой духа от преподавателей и гостей. Именно такие люди и не позволяют вымирать русскому языку, прививают любовь к русской классической литературе, наставляют молодых студентов на путь истинный, проще говоря – учат любить Родину! Систематизируют наши знания, открывают доступ к малоизвестным авторам, и развеивают мифы о классических, то есть борются с проблемой, которую описывает Александр Гельевич:

«Я замечаю, что в обществе стремительно исчезают определенные регистры понимания. Как будто спектр волн, на которых люди общаются — ссылки, цитаты, примеры, самоочевидный минимальный набор референций, в том числе риторические фигуры, отсылки к, казалось бы, очевидным каскадам знаний (в истории, культуре, искусстве, науке, философии, политике) — непрерывно и необратимо сужается. Общими остаются слабооформленные пятна каких-то отдельных сообществ — жителей Рублевки, олигархов, чиновников (причем конкретного министерства, или даже отдела), офисных работников, но также и журналистов, экспертов, волонтеров, военкоров, добровольцев, патриотов, участников школьных чатов. И эти семантические пятна —как медленно меняющийся в тумане архипелаг — совершенно не предсказуемы. Куда попадает наше высказывание, как будет интерпретировано, воспринято — вообще невозможно понять заранее. Часть смысла будет обрезана или просто сотрется. Остатки приобретут искаженные пропорции. Причем неопределенность и размытость у всех культурного бэкграунда) не позволяет общению состояться. Ведь сегодня просто не осталось минимального набора книг, авторов, учений, произведений искусств, исторических событий, который обязан знать каждый. Всё произвольно, а значит, можно, строго говоря, не знать вообще ничего. И так сойдет».

Здесь мы учимся понимать, читать и писать, самостоятельно думать, не хлопая глазами и не ожидая указаний от кого-то о том, «как мне думать и что мне говорить». Журналистика должна говорить на одном языке с Родиной, чем и занимается этот факультет и находящиеся здесь люди.

Закончу словами Юрия Селезнёва о национальном своеобразии литературы, в честь кого мы сегодня собрались: «Все ее великие представители и творцы видели свою высшую заслугу и миссию не в том, чтобы выразить своё личное “я” и не в том, чтобы выдать своё слово за народный взгляд, но в том, чтобы действительно воплотить в своем слове общенародные чаяния, идеалы, устремления.

Что, если не эти слова, должны послужить для нас отправной точкой к непреодолимому желанию изучать свою литературу, свою историю и любить свою Родину?

30.09.2023

Статьи по теме