Детская литература и национальный идеал

Текст выступления

доц., к.филол.наук Крижановского Н.И.

на вебинаре для студентов и преподавателей университета Аль-Захра (Исламская республика Иран, г. Тегеран).

Организаторы – Культурное представительство ИРИ в России,

ФГБОУ ВО «АГПУ», Иранский университет Аль-Захра.

8 декабря 2020 года

Детская литература как совокупность письменных произведений, адресованных детям и вошедших в круг детского чтения, – это часть «большой» литературы, развивающаяся вместе с ней и подчиняющаяся тем же законам, что и «взрослая» литература.

На протяжении всего существования художественной словесности человечество понимало: чтение литературы формирует личность.

Аристотель писал: «Верный способ судить о характере и уме человека по выбору им книг и друзей».

В XIX веке французский журналист Луи Блан  говорил: «Скажи, что ты читаешь, и я скажу, кто ты».

«Чтение – вот лучшее учение!» - восклицал Александр Сергеевич Пушкин.

Лев Николаевич Толстой подчеркивал: «Плохие книги не только бесполезны, но и вредны».

И сегодня нам необходимо отличать, какие книги нужны нашим детям, как воздух, а встречи с какими им лучше избежать. По каким книгам нужно учиться созидать жизнь, а какие могут разрушительно повлиять на сознание ребенка и будут прививать чуждые национальному духу традиции, а впоследствии – разрушать общественные институты.

Одним из важнейших понятий для культурного развития народа, нации является понятие идеала. Он (идеал) формируется на протяжении веков в лучших, высших культурных явлениях, создаваемых в творчестве талантливых представителей народа, и становится основой, стержнем духовной жизни отдельных людей и всего общества, определяет национальную самоидентификацию.

Воплощение национального идеала в конкретной исторической ситуации – значимая задача литературы и детской, и взрослой.

Осмысляя истоки русской детской литературы, И.Г. Минералова выделяет два важнейших исторических фактора ее формирования:

1) фольклорная традиция, уходящая вглубь веков;

2) христианские тексты, усвоенные со времени Крещения Руси, то есть с 988 года.

Тысячелетняя христианская традиция сильнейшим образом повлияла на русский тип личности и на формирование национального идеала, национального типа характера.

«Греческое вероисповедание, отдельное ото всех прочих, даёт нам особенный национальный характер», - отмечал А.С. Пушкин в 1822 году в «Заметках по русской истории XVIII века».

Русский национальный идеал ярко отобразился в отечественной литературе. Первое произведение русской литературы «Слово о Законе и Благодати» митрополита Илариона, написанное еще в середине XI века, уже несло в себе ведущие черты национального идеала, связанные с утверждением православных ценностей и патриотизма. Это произведение предопределило христиански-патриотический вектор развития русской культуры и русской духовности.

Воплощали в себе и развивали этот идеал многие произведения всех этапов развития русской литературы: от древности до современности (приведу несколько примеров: «Слово о полку Игореве», «Слово о погибели Земли Русской», «Задонщина», «Поучение Владимира Мономаха», «Повесть о Петре и Февронии», произведения М.В. Ломоносова, Г.Р. Державина, А.С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, Н. В. Гоголя, Ф. И. Тютчева, И.А. Гончарова, А.Н. Островского, Л.Н. Толстого, И.С. Тургенева, Ф.М. Достоевского, А. П. Чехова, И.С. Шмелева, А.И. Куприна, Б.К. Зайцева, С.А. Есенина, М.А. Шолохова, Н.М. Рубцова, Ю.П. Кузнецова, В.И. Белова, В.Г. Распутина, Б.П. Екимова и многих других).

Принятые на референдуме в 2020-ом году поправки к конституции России впервые за последние 100 лет отразили в главном документе страны многовековую традицию национального идеала: в первой части статьи 67 говорится об объединяющей Россию тысячелетней истории, а также утверждается необходимость сохранять «память предков, передавших нам идеалы и веру в Бога», а также пропагандировать патриотизм.

В этой же статье конституции Российской Федерации отмечено, что «дети являются важнейшим приоритетом государственной политики России», а «государство создает условия, способствующие всестороннему духовному, нравственному, интеллектуальному и физическому развитию детей, воспитанию в них патриотизма, гражданственности и уважения к старшим».

Детская литература, несущая в себе национальный идеал, позволяет решить важнейшие задачи воспитания подрастающего поколения, стоящие перед любой нацией. Она:

1) формирует традиционный для народа нравственный идеал: понятия жертвенности, сострадания, справедливости, доброты, искренности и прямоты, веры в Бога (для русского народа – идеал Православия);

2) закладывает столетиями проверенные этические ценности: уважение к старшим, непреходящую ценность дома и Родины, незыблемость семьи, необходимость чтить память предков и хранить веру;

3) воспитывает чувство причастности к многовековой отечественной истории;

4) дает образцы национальной художественной речи.

Детская литература – поле для создания национальных героев. Важно, чтобы эти герои связывали ребенка с разными историческими эпохами. И с периодом древнего развития, и с более близкими нам временами, и с современностью.

Важно, чтобы, пантеон героев объединял в сознании читателя разные эпохи развития Родины в непрерывную историческую цепь. Так, в русской детской литературе должны соседствовать святая равноапостольная княгиня Ольга, ее сын князь Святослав, воин Евпатий Коловрат, святой князь Александр Невский, святой праведный Сергий Радонежский, царь Иоанн IV Грозный, император Петр I, герои Отечественной войны 1812 года, герои многих других славных боевых страниц нашей истории и современные воины, совершившие подвиги в Сирии: летчик Роман Филиппов, корректировщик огня Александр Прохоренко, военный инструктор Марат Ахметшин.

Национальный идеал в русской литературе наиболее отчетливо проявился в русской классике XIX века, то есть в произведениях А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, Н. В. Гоголя, Ф. И. Тютчева,  Л.Н. Толстого, И.С. Тургенева, Ф.М. Достоевского, А. П. Чехова и др. писателей.

Прежде всего, эти авторы отобразили тип личности, способной жить ради высокого духовного идеала (религиозного, гражданского, патриотического, семейного), готовой жертвовать собой и сострадать.

Для понимания русского национального идеала в ХХ веке много сделали такие русские мыслители, критики И.А. Ильин, В.В. Кожинов, Ю.И. Селезнев, М.П. Лобанов, И.Р. Шафаревич.

Так, Юрий Иванович Селезнев в работе «Глазами народа», осмысляя национальные особенности понимания идеала личности в отечественной литературе и культуре, отмечал: «Личность начинается не самоутверждения, не с оценки мира и всего в мире с “высоты” своего “я”, но со способности “поставить центр тяготения вне себя, на другом”». Таких героев, готовых к самопожертвованию, самоотдаче, самоотречению, состраданию в отечественной словесности великое множество (можно вспомнить Петра Гринева и Архипа Савельича из «Капитанской дочки» А.С. Пушкина, Максим Максимыча из «Героя нашего времени» М.Ю. Лермонтова, Тараса Бульбу из одноименной повести Н.В. Гоголя, Сонечку Мармеладову из «Преступления и наказания» Ф.М. Достоевского, Наташу Ростову и Платона Каратаева из «Войны и мира» Л.Н. Толстого, Липу из рассказа «В овраге» А.П. Чехова, Горкина из повести «Лето Господне» И.С. Шмелева, Василису Ильиничну Мелехову из романа «Тихий Дон» М.А. Шолохова, Юшку из одноименного рассказа А.П. Платонова и многих других).

Еще одна важнейшая заслуга Ю.И. Селезнева – конкретизация термина «гуманизм», широко употребляющегося в литературоведении и многих общественных науках, соотнесение его исконного понимания (неразрывно связанного с эпохой Возрождения, европейским индивидуализмом, эгоизмом и антропоцентризмом) с ценностями отечественной словесности, с русским национальным идеалом. Ю.И. Селезнев показал, что человеческий идеал, воплотившийся в русской литературе, не исчерпывается европейским эгоцентрическим гуманизмом, гораздо шире его и преодолевается «народностью, как типом национального самосознания». Народность – центральное понятие в системе теоретических воззрений критика – базируется на принципе соборного единства, общности жизненного идеала и народного исторического опыта.

***

Ярким воплощением национального идеала в русской детской литературе XIX века можно назвать сказки А.С. Пушкина.

Сказочные произведения поэта – это доступные в своей простоте, но чрезвычайно серьезные размышления о центральных явлениях русского национального бытия.

Семейный идеал, его непреходящая ценность, глубокая связь его с христианскими и фольклорными традициями воплощены в «Сказке о царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасной царевне Лебеди» (1831).

Противопоставление двух типов личности – сотериологического (высшая цель бытия, смысл жизни в спасении души и служении людям) и эвдемонического (высшая цель бытия и смысл жизни связан с исключительным вниманием к себе (эгоцентризм) и к накоплению «земных сокровищ») реализовано в «Сказке о рыбаке и рыбке» (1833).

Глубочайшее размышление о природе истинной красоты, о верности, о преображающей силе настоящей любви, о злобе и коварстве мачехи, стремящейся погубить милую и кроткую царевну, выразились в «Сказке о мёртвой царевне и семи богатырях» (1833).

Поучительное повествование о гибельности подчинения человеческой жизни сиюминутным желаниям и похотям стало основой «Сказки о золотом петушке» (1834).

Русская детская литература XIX – начала ХХ веков от Лермонтова до Чехова и Куприна свято хранила и отображала национальный идеал (о примерах можно поговорить в отдельной лекции).

Советский период развития отечественной детской литературы, особенно в 1920-1930-е годы, связан с утверждением социально ограниченного общественного идеала. Именно марксистко-ленинские идеи классового противостояния, социальной борьбы стали основой множества произведений детской литературы, среди которых наиболее яркими были повесть-сказка «Три толстяка» (1924) Ю.К. Олеши, «Сказка о Пете, толстом ребенке, и о Симе, который тонкий» (1925) В.В. Маяковского, «Сказка про военную тайну, Мальчиша-Кибальчиша и его твердое слово» (1933) А.П. Гайдара, повесть-сказка «Золотой ключик, или Приключение Буратино» (1936) А.Н. Толстого, повесть «Белеет парус одинокий» (1936) В.П. Катаева.

Это же время стало эпохой тотального уничтожения традиционной для русской культуры метафизической основы понимания мира, борьбы с религиозными ценностями, искоренения «религиозных предрассудков». В борьбе против религии, в уничтожении значимой составляющей национального идеала в детской литературе отличились и М. Горький (вспомним антирелигиозную сказку «Яшка» (1919)), и В.В. Маяковский (стихотворение для детей «Гуляем» (1925)), и Э.Г. Багрицкий (поэма «Смерть пионерки» (1932)) и многие авторы детской литературы, воспевавшие идеи революции и разрыв с вековой исторической традицией русского мира.

Наряду с произведениями, утверждавшими в детской литературе социально ограниченный антихристианский гуманизм, в 1920-е – начале 1930-х годов появилась детская литература экспериментально-игрового характера, с лирическим героем, наделенным антропоцентрическим и эгоцентрическим сознанием. Особенно в этом отличились представители поэтического объединения ОБЭРИУ, и, в первую очередь, Д.И. Хармс. Во второй половине ХХ века игровые стихи для детей писали Г.В. Сапгир, Ю.П. Мориц, Б.В. Заходер и др.

Тем не менее, и традиционный национальный идеал, проявлявшийся через изображение человека и его ценностей, также присутствовал в отечественной словесности советского периода. Авторами произведений с традиционным осмыслением личности стали М.М. Пришвин, А.П. Платонов, С.П. Алексеев, К.П. Паустовский, М.А. Шолохов, В.О. Богомолов и многие другие.

Значительным явлением советского периода развития детской литературы стала природоведческая книга, активно развивавшаяся в 1930-1980-е годы. В.В. Бианки, М.М. Пришвин, Н.И. Сладков, Г.А. Скребицкий, Е.И. Чарушин, Г.Я. Снегирев, С.В. Сахарнов – авторы золотого фонда русской природовесдеской научно-художественной литературы.

В 1950-1990-е годы произведения о детях и для детей, созданные представителями так называемой «тихой» лирики (Н.М. Рубцов, Н.И Тряпкин, А.К. Передреев, В.К. Соколов, А.В. Жигулин и др.), и произведения писателей так называемой «деревенской» прозы (Ф.А. Абрамов, В.И. Белов, В.М. Шукшин, В.Г. Распутин, В.Н. Крупин и др.) становятся актуальным воплощением русского традиционного национального идеала, наследуют пушкинскую традицию изображения русской жизни.

Осмысляя характерные черты классической русской детской литературы в статье «Освобождение» (1982), критик М.П. Лобанов писал: «Русская литература никогда не знала того, что называется “секцией детской литературы”, “детскими писателями”, не знала … игрушечности “проблем”, плоской дидактики, казенного учительства, фальши, в сущности же – полнейшей оторванности от реальной жизни детей…» Поэтому изображение жизни детей в отечественной литературе, по мысли критика, – это составная часть серьезного «исследования русской жизни», особый угол зрения на нее.

Распад СССР стал катализатором процессов экономической, политической, нравственной деградации российского социума. В детскую литературу этого периода хлынули образцы детской коммерческой книжной продукции. Это были книги с низкосортным, порой чернушным детским фольклором: страшилками, анекдотами, неприличными историями. Особенно на этом поприще преуспел Э.Н. Успенский.

В современной русской детской литературе есть авторы, чьи произведения воплощают национальный идеал. Это С.А. Лёвин, Д.А. Емец, Г.Я. Снегирёв, Д.А. Ермаков, С.С. Козлов, Ал.А. Лиханов, Ю.Н. Вознесенская, Б.А. Ганаго, о. Тихон (Шевкунов), о. Николай (Агафонов), Б.П. Екимов и др.

Есть и иные авторы, игнорирующие национальные ценности, заменяющие их на идеалы европейского антропоцентризма. К таким авторам произведений для детей относим Э.Н. Успенского, Г.Б. Остера, О.Е. Григорьева, Т. Собакина и др.

Примером произведения отечественной детской литературы, не только не несущего национального идеала, но даже противостоящего ему является цикл рассказов для детей «Легенды Лаврового переулка» Г.Б. Остера. Таких понятий, как «родина», «народ», «святыня», «близкие», «память предков» не существует ни в этом цикле, ни во всем творчестве Остера. Ироничность произведений цикла, стремление над всем без исключения издеваться создают в повествовательном поле цикла атмосферу ценностного нигилизма, которую могут перенять и читатели.

Приведу примеры произведений для детей иного плана, тех, которые воплотили русский национальный идеал и дороги моему сердцу. Среди лирических произведений особо выделю автора второй половины ХХ века Николая Михайловича Рубцова (1936-1971). Для взрослеющих читателей им написано менее 20 стихотворений, но многие произведения поэта вошли в детское чтение. И каждое его творение – подлинный шедевр. Среди них особенно выделю стихотворение «Воробей»:

Чуть живой. Не чирикает даже.

Замерзает совсем воробей.

Как заметит подводу с поклажей,

Из-под крыши бросается к ней!

И дрожит он над зернышком бедным,

И летит к чердаку своему.

А гляди, не становится вредным

Оттого, что так трудно ему…

За внешне незатейливой картиной – глубокое содержание. Не становиться вредным «оттого, что так трудно», значит стойко переносить тяготы жизни и не сдаваться, не вымещать на ближних, окружающих свои невзгоды. Рубцов создает поэтический образец поведения для детей и взрослых, ориентированного на национальный идеал личности, наделенной терпением в страдании и незлобивостью.

Среди небольших прозаических произведений мне особенно близки творения Василия Ивановича Белова (1932-2012): цикл «Рассказы о всякой живности», сказка «Мишук», рассказы «Скворцы», «Мальчики». В произведениях писателя отображение русской жизни с ее душевной теплотой, единением с природой, с настроенностью на сострадание и нравственный рост героя и читателя сочетается с захватывающими сюжетами лирическими зарисовками и тонким стилистическим чутьем русского писателя.

Еще одно произведение, которое хотел бы особенно порекомендовать, - приключенческая повесть «Русский берег» Дмитрия Анатольевича Ермакова (1969 г. р.), вышедшая в 2015 году. Она является художественным обращением к истории освоения русскими моряками и купцами западного побережья Северной Америки. Вместе с героями этого исторического произведения, посвященного малоизвестным фактам начала XIX века, читатель попадает в сложную ситуацию освоения новых земель. Как отмечает один исследователь повести, «фокус произведения автор сосредоточил на описании нравов и взаимоотношений русских и индейцев, на изображении сущности их понимания мира и бытия». В произведении отобразились темы служения Родине, искренней и жертвенной любви, сострадания, налаживания добрососедских отношений между народами.

* * *

Последние 20 лет в обществе происходит постепенное вытеснение детской литературы анимацией, фильмами, играми, обучающими программами на смартфонах, игровых приставках и компьютерах. Однако подобное замещение несет в себе опасность: многие игры формируют такую личность, такого потребителя, который выгоден, прежде всего, создателям и продавцам детского контента. Их мало волнуют воспитание нравственных качеств детей как членов семьи, как граждан своего государства, как патриотов своей Родины.

Старая казачья пословица гласит: «Когда поле не засеяно, на нем растут сорняки». Поле – это души наших детей. Государство и общество в любой стране должны сеять «разумное, доброе, вечное» (Н.А. Некрасов), чтобы растить новые поколения на основе проверенного веками национального идеала.

Национальному идеалу могут быть созвучны и книги зарубежной литературы. Например, многие  герои произведений Чарльза Диккенса, Марка Твена, Джеральда Даррелла, Эрнеста Сетона-Томпсона, Клайва Льюиса, Джона Толкина, Джоан Роулинг способны «переступить» через себя, пожертвовать своими интересами (жизнью, здоровьем, репутацией, деньгами), чтобы сделать добро другим.

Главное, чтобы книги увлекали, учили своим примером, были связаны с жизнью и национальным идеалом, а не надоедали нотациями и слащавыми сюжетами.

24.12.2020

-->