Отражение конфликта на Донбассе в публикациях и высказываниях Лимонова, Быкова, Прилепина

В 1904 году Михаил Меньшиков написал статью о войне в Японии, рассмотрев реакцию на неё со стороны трёх представителей различных культурных сфер – Льва Толстого, Василия Верещагина и Дмитрия Менделеева  (1). У каждого из них имелся свой взгляд на события, происходящих у берегов Тихого океана.

Толстой восставал против любых сражений, ввиду собственной идеи непротивления злу насилием. Однако такой подход мог встретить одобрение только у жителей Ясной Поляны.  И то, пожалуй, не у всех.

“Если японцы пойдут на Питер и Москву, то и города следует сдать”, - примерно это имел в виду Лев Николаевич.  Идеология для государства, безусловно, самоубийственная. Что повлияло на это? Меньшиков сам отвечает на вопрос – буддистская литература, а вдобавок ко всему – слишком вольное прочтение библейских сюжетов.

Важен и тот факт, что Толстой вел переписку с Махатмой Ганди, спустя четыре года после русско-японской войны. Однако то, что делал индийский лидер, вряд ли могло подойти России, но великий писатель, под впечатлением от собственного «Евангелия», это рассмотреть не мог. Слишком уж разная у нас была геополитическая ситуация.

Теперь – о Верещагине и Менделееве. Лев Николаевич стоял в оппозиции к ним. Из них он стал единственным восставшим против войны. Художник и учёный имели иную точку зрения.

Верещагина Меньшиков подаёт как некоего борца за идею. Да, безусловно, именно он является автором “Апофеоза войны”, однако война в глазах художника, по мнению автора статьи, становится ужасной лишь тогда, когда одна из сторон не в силах противостоять другой. “Да будет проклято одно безумие и другое, нападение на жизнь и неспособность отстоять её”, - восклицает журналист.

Верещагин с позиции долга подходит к русско-японской войне: «Если надо биться, то я буду это делать, несмотря ни на что». Он, кажется, понимал, что привычки приобретаются куда легче, чем мужество. И своим поступком – походом на войну – подтвердил эти слова. В 61 год Верещагин ринулся на войну и закончил свою жизнь, как подобает воину – гибелью на военном корабле «Петропавловск».

Менделеев же выступает в данном случае великим уравнителем, усредняя две крайних позиции – непротивления и великого долга. Учёный в тексте Меньшикова становится дипломатом. Он рассуждает о плюсах и минусах этой войны, приходя к выводу о том, что нельзя отдавать ни капли своей земли близ Тихого океана.  А затем – размышляет над тем, стоит ли нам дальше расширять свои территории и скромно заявляет: ”Нет, Корея нам не нужна. Достаточно протектората над ней”.

Однако с тех времён прошло уже более ста лет. И напоминать не стоит, чем же завершилась та маленькая «победоносная» война. Однако Меньшиков подметил одну деталь, которая является ключевой в тексте – полярность мнений.

У нас, к сожалению, охват не так широк, как у Меньшикова. Никаких тебе Толстых, Менделеевых или Верещагиных. Зато есть Захар Прилепин, Дмитрий Быков, ещё недавно – Эдуард Лимонов.

Естественный долг

И начать, пожалуй, следует с самого экстравагантного из трёх писателей – Эдуарда Вениаминовича. Если проводить параллели со статьёй Меньшикова, то «безумный Эд» больше походит на художника Верещагина. Такая же твёрдая и чёткая уверенность в необходимости сражений, та же полная уверенность в том, что за мир на своей (и не только) территории следует воевать.

Нет, конечно, я ни в коем случае не ставлю знак равенства в позициях Лимонова и Верещагина. Учитывая, как минимум, тот факт, что художник шёл воевать за страну и, что не менее важно, за Царя. Лимонов же со своим отрядом пытался захватить Северный Казахстан наперекор мнению правительства, за что и был впоследствии посажен в места не столь отдалённые. Однако и в позиции Верещагина, и в позиции Лимонова можно заметить удивительную метафизическую отметину, которая будто бы соединяет этих двух несопоставимых, на первый взгляд, людей.

Ведь участие в войнах для них являлось делом совершенно не чуждым их духу. И война в Туркестане, и Русско-японская война Василия Васильевича; и приднестровский, югославский конфликты для Лимонова. Несколько раз они пускались в это путешествие на самый край ночи, забывая о многом ради долга.

И в ДНР, и в ЛНР писатель рвался на передовую. Неоднократно приезжал с гуманитарной помощью, а впоследствии – высказывался отрицательно о руководителях двух спорных территорий, которые вместо того чтобы поднимать другие русские города, стоят “под сапогом Москвы”(2). Он – безусловно – за присоединение этих территорий. Немедленно, быстро и без компромиссов. А там и до мерцающего перед ним Северного Казахстана с Приднестровьем не так далеко, как кажется. Однако Лимонов – это не только о территориях, но и о людях, которые внезапно оказались вдали от дома. Или ещё не осознали до конца, куда им стоит идти.

Временами срывающийся голос писателя неоднократно звучал на телешоу, воинственно указывая на то, что отпускать Донбасс нельзя. Он не любил половинчатых мер, которые сейчас заполонили пространство. Если брать ДНР и ЛНР – так ещё в придачу с парой-тройкой других городов. Помнится, он как-то хотел стать политиком, но таким прямым людям там, увы, не место.

И всё же долг и война ради жизни страны – вот, пожалуй, то, что роднит писателя и великого художника. А в случае с Лимоновым следует добавить – война ради жизни страны и русских людей, которые по велению грубой судьбы оказались за пределами России.   

Смердяковщина

И раз уж я провёл аналогию между Лимоновым и Верещагиным, то тут, пожалуй, воздержусь. Назвать Дмитрия Львовича Быкова – Толстым, даже хоть в какой-то мере – сложно. Ведь Лев Николаевич, несмотря на всю странность собственной позиции, был человеком, в своё время написавшим “Анну Каренину”, “Войну и Мир”, а также – огромное количество рассказов, где можно было увидеть воспевание традиционного положения вещей. Быков же в этом плане – человек совершенно иной.

Он, как и Толстой, безусловно, против войны. Однако корни этого отторжения совсем разные. Лев Николаевич находился в оппозиции ко всякой войне. Дмитрий Львович же – исключительно против войны с нашей стороны.

Ещё в самом начале событий на Украине он со своими товарищами выехал в Киев, чтобы отдать дань уважения людям, которые совершили внутри страны преступный переворот. А в одной из своих передач на “Эхе…” заявил: ”Мне показалось, что при всех трудностях, при всех бесспорных проблемах, с которыми Украина сегодня сталкивается, там всё-таки есть ощущение будущего и ощущения живой жизни, надежды” (3). Никто не запрещает иметь подобное мнение, если бы рядом с этим не вырастала иная проблема – проблема России. Ведь для критика Россия и Украина – две полярные страны. И все размышления строятся на взятых из головы противопоставлениях: оккупант – освободитель, захват – самоопределение, добровольцы – вагнеровцы, страна с надеждой на будущее - и страна, где этой надежды писатель не видит.

Воспринимая нашу страну как переходную от варварства к цивилизации, он самым явным образом выдаёт в себе одного известного персонажа - Смердякова. Ах, было бы хорошо, если бы весьма умная нация завоевала весьма глупую, а вдобавок к этому, ещё, на дилетантских чтениях добавляет, что быть патриотом в наше время – значит, быть русофобом.

И после этого все мы понимаем, что “русский мир” – это не мир Быкова. Он и сам это заявлял, подчёркивая, что считает клеветой и русофобией приписывание событиям на Украине свойствам русской души. “Мы такие добрые, что всех сейчас убьём”, - с упоением произносит Дмитрий Львович, словно перенося ответственность за всё происходящее на нашу сторону(4). «И мы убивали, и мы захватывали». Да, мы всё это тысячу и один раз слышали. И не только в отношении войны на Донбассе.

Хотелось бы, чтобы Быков произнёс это не в Москве и не в Киеве, а где-нибудь в Одессе. Чтобы он там проговорил о наших убийствах. Близ дома профсоюзов. Думаю, там мнения могут серьёзно разойтись.

И как-то совершенно спокойно и буднично непротивление злу насилием перетекло в непротивление злу Россией.  Бунт Толстого – он против всего человечества, которое, как виделось писателю, отошло от данных ему заветов. Бунт Быкова…да это и не бунт даже. Скорее, дань конъюнктуре, которая словно вынуждает интеллигентов говорить те вещи, которые не вяжутся с реальным положением вещей никоим образом.

А вся проблема Дмитрия Львовича в недостатке самоидентификации. Дмитрий Львович, кажется, не считает себя ни русским, ни россиянином. Он воспринимает себя как Быкова. И никакой коллективной идентификации.

Дипломатия

Зачастую главный толчок пораженческим или покаянным настроениям даёт так называемая “прогрессивно мыслящая интеллигенция”, к числу которой вполне можно причислить и Дмитрия Быкова, но даже ей, к счастью, находится противовес.

Речь пойдёт о Захаре Прилепине. Писатель выступал в разных ролях – критика, ополченца, военного и теперь – политика. И это важный момент, ведь Прилепин 2014-ого года и Прилепин 2020-ого – это два разных человека. В его жизни произошли определённые изменения: из писателя и публициста он стал политическим деятелем, создав свою партию “За правду”. Название, конечно, говорит само за себя. «Немного популизма, пожалуй, никому не вредит», – примерно так подумал Прилепин, и стал рассматривать  ДНР и ЛНР строгим дипломатическим взглядом.

В 2014-ом году, наверное, трудно было найти отличие в мнениях Лимонова и Прилепина, однако их пути разошлись, и сам Эдуард Вениаминович отрицательно высказывался о деятельности Захара, но тот лишь улыбался и посмеивался над нерадивым стариком, давая ему ответы в “Уроках русского” и своих многочисленных произведениях. Однако всё больше он уходил в дипломатические хитрости. До создания партии присоединение ДНР и ЛНР не казалось такой уж сложной и многоступенчатой проблемой. Теперь же миру на Донбассе могут помешать интересы иных стран – США, Британии и Германии, как говорит сам Прилепин в интервью каналу “На троих”.

И, кажется, спорить с этим невозможно. У каждой из перечисленных стран имеется свой взгляд на ситуацию. Однако мы без тени сомнения вернули Крым, понимая, что наш флот может отойти в руки агрессивно к нам настроенной страны. Его потеря значила бы совершенную утрату влияния на побережье, а оставлять всё в таком положении мы просто не могли.

Кажется, понимает это и Захар, прибавляя к этому, что присоединение Крыма увеличило уважение со стороны “африканских, латиноамериканских и азиатских стран”, так как мы, по словам Прилепина, “не кидаем своих”(5), а значит, и количество денег от участия России в подобных конфликтах у рядового жителя должно увеличиться. Это краткая выжимка слов Прилепина из интервью Ксении Собчак. Думаю, что примерно так Захар объяснял бы и присоединение ЛДНР.  

Однако точки зрения Прилепина и Лимонова схожи между собой, как схожи мнения Менделеева и Верещагина в тексте Меньшикова. Оба писателя много говорят о людях, которые остались вдалеке от России. И где бы они ни жили, в Крыму ли, в Донецке или Луганске – для обоих они являются “родными”. Пожалуй, это ключевой момент, который соединяет их между собой и отделяет от них Быкова, с которым до определённого момента Прилепин имел если не дружеские, то товарищеские отношения.

Да, конфликт на Донбассе разъединил многих. И конца ему пока что не видно. Став камнем преткновения между двумя странами, сами того не ведая, ДНР и ЛНР всё больше походят на судью, который разводит мнения нашего общества в разные углы ринга.

И до окончания этой холодной войны ещё далеко. А сама история спорной территории, о которой продолжают так много писать с флангов нашей политической жизни, не может вызывать ничего, кроме какой-то неведомо откуда взявшейся грусти, всё время подпитываемой той полярностью мнений, разрыв между которыми, кажется, увеличивается с каждым днём.

Литература:

1. Меньшиков М.О. – “Лев Толстой, Менделеев, Верещагин”. {Электронный ресурс}. Режим доступа: https://rkuban.ru/archive/rubric/publitsistika/publitsistika_4097.html

2. “Эдуард Лимонов резко раскритиковал ЛДНР”. {Электронный ресурс}. Режим доступа: https://www.mk.ru/politics/2020/01/04/eduard-limonov-rezko-raskritikoval-ldnr.html

3. “Дмитрий Быков: При всех трудностях, с которыми Украина сегодня сталкивается, там есть ощущение будущего”. {Электронный ресурс}. Режим доступа: https://echo.msk.ru/blog/partofair/2534197-echo/

4. “Дмитрий Быков – Один”. {Электронный ресурс}. Режим доступа: https://echo.msk.ru/programs/odin/1924598-echo/

5. “Прилепин: о евреях, Путине и новой Конституции”. {Электронный ресурс}. Режим доступа: https://www.youtube.com/watch?v=fFKqLP6M7Ug

Фото

17.10.2020

-->