В приморском городе... 

Бегущая по волнам 

На деревню N снисходит утро. 
Благодать. До зноя далеко. 
Медная монета солнца гуртом 
Лезет сквозь проемы облаков. 
В продуктовом – продавщица Надя. 
(С потолка ловушки липких лент.) 
Гузка рта в малиновой помаде, 
Надо лбом колючий перманент. 
Греет чайник в маленькой подсобке, 
Сыплет в кружку гадость «три в одном». 
На двери – киношная красотка, 
На полу на всякий случай лом. 
Нет, народ в деревне так-то смирный, 
Только вот охоч до пузыря. 
Сменщицу, Семенову Марину, 
Чуть не покалечили зазря. 
Так что лом – оно совсем не лишне. 
А в ночное время – и не грех. 
Умному законы словно дышло, 
Дурню – как беззубому орех. 
И пошла крутиться белобока! 
Этому дала, тому дала... 
Золотым колечком – влажный локон, 
На боках – растянутый халат. 
Аккуратно пишет долг в тетради. 
Старикам. Копейки. Дребедень. 
Алкашам – ни так, ни христаради. 
У Надежды принципы. Кремень. 
Есть белоголовая пичуга, 
Тонконога, на носу – крупа, 
Тезка, шестилетняя подруга. 
Надя на эмоции скупа. 
Сунет ей замусленную сотку, 
Да просрочку – плавленый сырок. 
При живых родителях сиротка. 
Мамка пьет, отец мотает срок. 
День прошел – не жалко: будет новый. 
Дни похожи, как горох в горсти. 
Щелкает чугунная подкова 
Навесного. Воля до шести. 
Утром снова в будни магазина. 
Свет в оправе деревянных рам. 
По ночам читает Надя Грина 
И во сне сбегает по волнам. 

В приморском городе... 

В приморском городе рассветы хороши. 
Тихи, благословенны и интимны. 
Такие утра часто даришь ты мне, 
Июль – макушка лета. Не спеши 
Сушить и скручивать платановую медь, 
Пока не стало знойно и цикадно, 
Пока не полыхнуло пляжным адом, 
Позволь себе наутро замереть. 
Горелый черт растащит лежаки, 
Огнем дохнут кибитки шаурменов, 
Поднимется, вскипит людская пена. 
Но ранним утром облака легки. 
Неспешно дворник прогоняет сон. 
И липы в собственном меду застыли, 
И солнце тянет пальцы золотые 
Расчесывать взлохмаченный газон. 
В приморском городе благословен рассвет. 
Цепочка рыбаков на парапете, 
Как строчка в поэтическом сонете, 
Вплетен в венок да будет тот сонет. 

Рашид уходит снова на войну... 

Если распилить косточку джигиды, 
то можно увидеть лицо Пророка. 
Воспоминания детства 
———— 
Рашид уходит снова на войну. 
Тулуп и рукавицы из овчины. 
И если хочешь завести жену, 
Но нет причин, то вот она, причина. 
Жены удел – терпеть, любить и ждать, 
Рожать, готовить вкусные обеды 
И кожу подставлять под злой наждак 
Щетины на лице живой победы. 
Зима готовит к бою легион. 
Бесперерывна высадка десанта. 
Боец готов. Боец вооружен 
Конвенцией трудящихся мигрантов. 
Как грязный бинт, все тянется война. 
То за свободу, то за пачку гречи. 
Масштаб неважен. Загребет она 
Лопатой снежный порох человечий. 
Лопатой дворник шкрябает порог. 
Где те, кто апокалипсис пророчил? 
Восходит день на черноземе ночи 
И солнце, равнодушное, как бог. 
Но в этих войнах пленных не берут, 
И после – контрибуций не наложат. 
И снова хлопнет неба парашют, 
Выдергивает мир клинок из ножен. 
А дома серебрится джигида, 
И Каспий в портупее эстакадной. 
Чуть пахнет нефтью теплая вода, 
А лето пахнет кровью винограда. 
Шрапнель муската и гранатный треск 
Рашиду снятся, пули «изабеллы». 
Но небо, вспоротое крест-на-крест, 
Кровит на землю белым-белым-белым. 
В прибрежных зонах, на солончаках, 
Лепёх коровьих высохшие мины. 
И память – прикипевшая чека. 
Ах, если бы не выдернуть, а... вынуть. 
Как вынимают сердце кураги, 
Соринку из слезящегося ока. 
Но тучей надвигаются враги, 
И прячет джигида лицо Пророка. 

Не перечитывай 

Бей по рукам себя, захочется когда 
Марать словами чистый лист бумажный, 
Выписывая сверху вниз, этажно. 
Не перечитывай, такая ерунда! 
Тут самое правдивое – черта, 
Что подведешь под сором закорючек. 
Сломай себя, пластмассовую ручку, 
В которой не осталось ни-чер-та. 
Самокопанье ныне не в чести. 
Не мучайся. И бедный лист не мучай, 
Сложи его по детской схеме лучше 
И белым самолетиком пусти. 
Случится пусть короткий, но полет. 
Не будет фраз, не будет тем избитых, 
Не потеснит светила на орбитах, 
Не разобьется, если упадет. 
Представь, как будет здорово, когда 
Из окон разом выпорхнут, петляя, 
Нетронутой, невыпачканной стаей... 
Не перечитывай. Такая ерунда... 

28.12.2020

-->