О захоронениях в соборе Екатерины великомученицы г. Краснодара

Александр Селиверстов

Решение о строительстве в Екатеринодаре храма во имя святой великомученицы Екатерины (ныне – кафедральный собор Кубанской митрополии РПЦ МП) было принято на заседании городской Думы 17 октября 1889 года – спустя ровно год после крушения у станции Борки в Харьковской губернии поезда, в котором находилась императорская семья во главе с Александром III. Храм задумывался как грандиозный памятник «чудесному спасению» членов царской семьи (никто из них при крушении серьёзно не пострадал); он должен был стать 7-престольным, с посвящением приделов в честь святых – покровителей спасшихся.

Закладка здания храма состоялась 23 апреля 1900 года. В течение первых 2 лет стройка производилась беспрерывно. В дальнейшем работы несколько раз приостанавливалась из-за нехватки средств. В целях их дополнительного привлечения, по предложению архитектора И. К. Мальгерба – автора проекта храма, в криптовом этаже было решено устроить усыпальницы, с продажей права захоронения за 1000 руб.

Захоронения в храме, в крипте и наверху, совершались в 1911–1922, 1954 и 2017 годах.

Первые, поверхностные попытки изучения захоронений предпринимались автором ещё в 2013 году, в период подготовки книги «Все храмы Города»1. Начиная с сентября 2017 года, была проделана работа с документальными источниками, проведено множество экспедиций. Состоявшиеся с разрешения настоятеля собора протоиерея Игоря Олжабаева экспедиции имели целью получение доступа к усыпальницам в помещениях крипты, в настоящее время занятых свечным цехом (1/4 крипты), ризницей, складом и т. п.

Для получения доступа к стенам с усыпальницами в свечном цеху была раскопана годами слежавшаяся масса отходов свечного производства, снята штукатурка со стен, для получения доступа к стенам ризницы – освобождены и частично разобраны громоздкие шкафы с облачениями и т. д.

Итогом трудов стали составление подробной схемы захоронений (опубликована во 2-м томе книги «Все храмы края. Кубанская митрополия») и установление 60-ти имён захороненных в соборном храме.

Итак, чьи же останки были захоронены в склепах грандиозного южно-российского храма?

Историю захоронений в храме можно разделить на 3 основных хронологических этапа.

На первом, в 1911–1916 годах, место своего последнего упокоения в храме нашли преимущественно местные жители – те из них, семьи которых имели возможность заплатить 1000 руб. за усыпальницу.

Первой, в стене близ солеи нижнего престола, похоронили жену екатеринодарского купца Варвару Алексеевну Добровольскую, урождённую Панфилову. Она умерла 63-летней 30 апреля и была захоронена 2 мая 1911 года2. Её муж, купец 2-ой гильдии, обустроил в её память криптовый этаж Екатерининского храма. Именно в честь её небесной покровительницы, Варвары Великомученицы, нижний престол храма стал Варваринским.

В настоящее время известно об 11-ти захороненных в храме до 1916 года. Кроме Варвары Добровольской это были 26-летняя жена новороссийского мещанина Лидия Васильевна Воловик, урождённая Безкровная; 79-летний есаул Кубанского казачьего войска в отставке Евгений Григорьевич Кравчина; 68-летний екатеринодарский купец, землевладелец, бывший член городской управы и гласный городской Думы, член комиссии по постройке Екатерининского храма Василий Фёдорович Чумаков; 63-летний заштатный священник ст. Вышестеблиевской Яков Иванович Винников; 9-месячный сын екатеринодарского мещанина Иван Григорьевич Грицай; завещавший свои торговые лавки на Новом рынке в пользу Екатеринодарского духовного училища для учреждения 12-ти стипендий по 150 р. для беднейших учеников3 77-летний екатеринодарский мещанин Авдий Матвеевич Дробязка (захоронен викарным епископом Ейским Иоанном [Левицким] с причтом Александро-Невского войскового собора4); 95-летняя мещанка г. Ростова-на-Дону Александра Стефановна Двулучанская и др.

Последним на начальном этапе был захоронен главный жертвователь на дело обустройства нижнего храма купец Иван Прокофиевич Добровольский. Он был убит злоумышленниками 60-летним 13 октября 1916 года и погребён в нише под своей женой 18 октября. Погребение совершал епископ Кубанский и Екатеринодарский Иоанн (Левицкий) с причтом Екатерининской церкви5 (в метрике Александро-Невского войскового собора г. Екатеринодара – причтом войскового собора6).

Следующая страница в истории захоронений в усыпальницах Екатерининского храма открылась с началом 1918 года. Второй этап захоронений не только стал основным, но и крепко и навсегда связал историю кубанского храма с историей России.

Уже 27 января 1918 года в усыпальницах были похоронены жертвы одного из первых боёв начавшейся в России братоубийственной Гражданской войны.

22 января близ закубанской железнодорожной станции Энем прибывшие со стороны Новороссийска с целью захвата Екатеринодара красногвардейские отряды были разбиты выступившими из города добровольческими отрядами капитана В. Л. Покровского и войскового старшины Кубанского казачьего войска П. А. Галаева. У победителей погибли 12 человек, из которых трое: 38-летний войсковой старшина Пётр Андреевич Галаев, 20-летняя пулемётчица прапорщик Татьяна Львовна Бархаш (согласно одному из свидетельств7, участвовала в боях Первой Мировой войны, защищала Зимний дворец 25 октября 1917 года) и прапорщик Иван Васильевич Моисеенко, – были торжественно погребены в храме.

1 марта 1918 года Екатеринодар был без боя занят советскими, красногвардейскими отрядами. За 5 месяцев советской власти в усыпальницах были похоронены, по меньшей мере, двое: «служащий в Интенданстве гражданин» 30-летний Алексей Семёнович Радощекин и 57-летняя жена екатеринодарского нотариуса Александра Павловна Подушка.

2 августа8 1918 года Екатеринодар был захвачен белой Добровольческой армией.

Первым при белой власти в храме захоронили, видимо, студента-добровольца 1-го Кубанского стрелкового полка Добровольческой армии, очевидно9, сына архивариуса войскового архива ККВ полковника И. И. Кияшко 19-летнего Бориса Ивановича Кияшко, умершего в августе 1918 года в Новочеркасске от ран, полученных в бою с большевиками под с. Гуляй-Борисовкой в мае того же года. В сентябре в крипте храма был перезахоронен полковник, председатель правления Кубанско-Черноморской ж/д, основатель общества её постройки 57-летний Иван Илларионович Орехов, умерший 11 марта 1918 года «от разрыва сердца» в 1-м Кубанском (Ледяном) походе, под ст. Калужской.

Следующее захоронение положило начало превращению храма в главный белогвардейский некрополь в пределах России.

27 сентября 1918 года «в нижней церкви, с правой стороны»10, в склепе, построенном в усыпальнице чинами 1-й инженерной роты под руководством инженер-полковника Топоркова11, был захоронен генерал от инфантерии, генерал-адъютант, верховный руководитель Добровольческой армии, бывший верховный главнокомандующий Русской армии Михаил Васильевич Алексеев. Белый вождь умер 25 сентября 60-летним в 8 часов утра от воспаления лёгких. Перед смертью был исповедан и приобщён протоиереем Григорием Виноградовым12. В 1920 году при бегстве белых из Екатеринодара его прах был вывезен. Перезахоронен «в соборе в Белграде, а затем на Новом кладбище... в ряду похороненных военнослужащих сербской армии»13.

С ноября 1918-го по февраль 1920-го в усыпальницах нижнего храма были погребены ещё 5 генералов и 11 полковников. Перечислим их:

5 января 1919 года14 в крипте был захоронен генерал-майор, начальник 3-й пехотной дивизии Добровольческой армии, один из проводников массового белого террора, виновник бессудных казней пленных красноармейцев15 Михаил Гордеевич Дроздовский. Он умер 37-летним 1 января в Ростове-на-Дону от раны, полученной 31 октября 1918 года под Ставрополем. В марте 1920 года его прах также был вывезен. Перезахоронен в Севастополе, на кладбище Малахова кургана, под вымышленным именем.

3 апреля 1919 года16 в крипте был перезахоронен генерал от инфантерии, бывший начальник Кубанской области, последний досоветский наказный атаман ККВ Михаил Павлович Бабыч, убитый 74-летним 7 августа 1918 года в г. Пятигорске.

2 октября 1919 года17 в крипте был похоронен генерал-майор, командующий 2-ой Кубанской дивизией Вооружённых сил на Юге России (далее – ВСЮР), казак ст. Имеретинской Пётр Петрович Мамонов, убитый 50-летним 27 сентября в бою под х. Грачевским, севернее Царицына.

19 декабря 1919 года в запаянном цинковом гробу, в выбранном женой склепе18 – генерал-майор Генерального штаба, войсковой атаман ККВ Николай Митрофанович Успенский, умерший 44-летним в 6:50 17 декабря от сыпного тифа.

4 февраля 1920 года – генерал-лейтенант Константин Константинович Мамантов (Мамонтов), в августе–сентябре 1919 года во главе конного корпуса ВСЮР проведший памятный рейд по тылам красного Южного фронта и награбивший огромную добычу, в том числе церковную утварь19, драгоценные ризы, иконы, кресты20... Он умер 50-летним в 12:30 1 февраля, вероятно, отравленный инъекцией в Екатеринодарской войсковой больнице21.

10 ноября 1918 года – полковник, командир Корниловского ударного полка Добровольческой армии Владимир Иванович Индейкин. В ходе штурма Екатеринодара он был ранен22 28 марта 1918 года. «Убит пулей», попавшей в висок, 36-летним 31 (в метрике – 30) октября в бою под Ставрополем23.

18 ноября 1918 года24 – полковник, бывший атаман Лабинского отдела Кубанской области Василий Матвеевич Ткачёв, убитый 38-летним 16 февраля 1918 года.

24 ноября 1918 года – полковник, командир 1-го Офицерского генерала Маркова полка Добровольческой армии Константин Иванович Гейдеман25, убитый 42-летним 20 ноября в бою под с. Спицевкой.

Полковник 1-го Офицерского генерала Маркова полка Добровольческой армии Сергей Григорьевич Волнянский26, убитый 33-летним 16 декабря 1918 года в бою у с. Шишкино Ставропольской губернии.

Полковник, командир 1-го артиллерийского отдельного дивизиона Добровольческой армии, участник 1-го Кубанского (Ледяного) похода Дмитрий Тимофеевич Миончинский, убитый 29-летним 16 декабря 1918 года «у с. Шишкино въ Ставроп. губ.».

9 марта 1919 года27 – полковник лейб-гвардии Уланского Его Величества полка ВСЮР Василий Сергеевич Гершельман, убитый 20 февраля в бою под Асканией-Нова.

2 апреля 1919 года28 – полковник 4-го Гусарского Мариупольского полка ВСЮР, участник 1-го Кубанского (Ледяного) похода Леонтий Дмитриевич Яновский, умерший 23 марта.

Полковник ВСЮР Сергей Николаевич Аландер, убитый 49-летним 6 мая 1919 года в атаке под ст. Великокняжеской (теперь – г. Пролетарск Ростовской области).

Полковник, командир 1-й батареи 3-й (Дроздовской) артиллерийской бригады ВСЮР Вячеслав Болеславович Туцевич, убитый 30-летним 3 июня 1919 года снарядом собственной батареи при взятии станц. Лозовой. Был захоронен рядом с Дроздовским. В марте 1920 года прах обоих(?) вывезен для перезахоронения в Севастополе, на кладбище Малахова кургана.

25 июня 1919 года – полковник Генерального штаба, командир Сводно-гусарского полка 1-й Кавказской дивизии ВСЮР Алексей Леонтьевич Нелидов, умерший 34-летним 19 июня, отравленный мышьяком во время ужина с генералом Шкуро и полковником Апрелевым в ресторане «Версаль» в Харькове29.

24 ноября 1919 года30 – полковник 1-го Хопёрского полка ВСЮР Георгий Александрович Ассиер, умерший 30-летним 23 ноября от ран.

Согласно воспоминаниям участника белого движения Павлова В. Е., в Екатерининском храме были захоронены умершие от сыпного тифа в конце 1919 года генерал-майор Тимановский Н. С. и полковник Морозов А. А.31. Данные метрических книг екатеринодарских храмов (которые, впрочем, не всегда достоверны) этого не подтверждают: согласно метрике Екатерининского храма, первый похоронен «на городском кладбище»32, второй, согласно метрике Воскресенского храма, – «на общем кладбище»33.

Из офицеров младшего состава в усыпальницах Екатерининского храма были похоронены внук бывшего начальника Кубанской области и наказного атамана ККВ Н. Н. Кармалина, поручик Конной Гвардии партизан отряда Покровского Николай Александрович Кармалин; зять генерала М. В. Алексеева, корнет 15-го Уланского Татарского полка ВСЮР Сергей Михайлович Крупин; сын бывшего начальника Кубанской области и наказного атамана ККВ Я. Д. Маламы, герой Первой Мировой войны, состоявший в романтических отношениях с царской дочерью великой княжной Татьяной штабс-ротмистр лейб-гвардии Уланского Ея Величества полка ВСЮР Димитрий Яковлевич Малама; корнет 1-го Офицерского Конного полка Добровольческой армии Валентин Аполлонович Рубинский; ротмистр лейб-гвардии Уланского Его Величества полка ВСЮР Георгий Фёдорович Богуцкий; хорунжий Корниловского полка ВСЮР, горный инженер, крупный землевладелец, почётный старик ст. Тифлисской Владимир Лаврович Пеховский; корнет лейб-гвардии Уланского Его Величества полка ВСЮР Михаил Александрович Сатов-Швенднер; штабс-ротмистр 17-го драгунского Нижегородского Его Величества полка и сводного полка Кавказской кавалерийской дивизии ВСЮР князь Борис Дмитриевич Абашидзе; корнет лейб-гвардии Уланского Его Величества полка ВСЮР Михаил Александрович Линицкий.

Из гражданских лиц при белой власти в храме захоронены поэт, прозаик, критик Николай Ефимович Поярков, митрополит на покое, бывший Петроградский и Ладожский, ставленник и друг Распутина Питирим (Окнов) и другие.

С окончательным установлением в городе советской власти (март 1920 г.) начался 3-й, последний, этап в истории храмовых захоронений.

Погребения в крипте продолжались, по меньшей мере, до 1922 года. Так, в сентябре 1922 года в усыпальнице был похоронен бывший купец 2-й гильдии, гласный городской Думы, член городской управы, член комиссии по постройке Екатерининского храма Аким Михайлович Еськов.

В августе 1954 года уже в Успенском приделе верхнего храма, в мраморном саркофаге, был погребён патриарший экзарх Северной и Южной Америки, митрополит Алеутский и Северо-Американский, управляющий Краснодарской епархией, доктор богословия Гермоген (Кожин), бывший «злейший обновленец», воссоединившийся с РПЦ МП в 1945 году34.

18 ноября 2017 года в Воскресенском приделе верхнего храма была помещена рака с мощами канонизированного в лике новомучеников Священным Синодом РПЦ МП 4 мая того же года священника Георгиевского храма ст. Георгие-Афипской Александра Козьмича Флегинского, убитого 24 марта 1918 года.

Осенью 2015 года, во время ремонтных работ в одном из помещений крипты, были найдены к тому времени уже забытые и никому не известные усыпальницы, а в них – 12 гробов с останками. Хорошо сохранились 2 гроба, их не вскрывали. Останки из 10-ти разрушившихся гробов поместили в новые гробы, которые перезахоронили в пустых усыпальницах крипты.

В одном из захоронений сохранились погоны подъесаула 1-го Полтавского конного полка ККВ, образок Пантелеимона Целителя... и газета «Черноморский маяк» за 24 октября 1918 года. По версии одного из участников эксгумации, газета была вложена в руки покойника.

В 2018 году найденная в гробу газета попала к автору этой статьи. Само собой напрашивалось предположение, что в газете содержится информация об обстоятельствах гибели подъесаула и, что самое главное, его имя и фамилия.

Установить личность офицера можно было несколькими способами.

Знаток досоветского и белогвардейского офицерства историк С. В. Волков, к которому обратился автор, нашёл в своей базе данных имена 3-х подъесаулов указанного полка, убитых в годы Гражданской войны. Все они погибли в октябре 1918 года.

Благодаря бескорыстной помощи сотрудницы ККУНБ им. Пушкина удалось узнать, что подшивки газеты «Черноморский маяк» имеются в РГБ и РНБ. Но в них не оказалось нужного номера. Ни в библиотеке, ни в городском архиве, ни в музее г. Новороссийска, где издавалась газета, нужного номера также не было. Не было его ни в ГАКК, ни в ГАРО. Таким образом, найденная в гробу газета, возможно, являлась единственным сохранившимся номером за указанную дату.

Прочитать его в том виде, в котором он пребывал, не удалось. Помехой был не только тёмный цвет, но и сильная помятость газеты. Для доступа к информации необходимо было провести работы по восстановлению артефакта.

Директор ГАКК – единственного учреждения в городе, занимающегося такими работами – сначала пообещал реставрацию, которая состояла бы в обклейке газеты специальной бумагой и разглаживании под прессом, однако впоследствии отказался.

Собираясь уже вернуть газету в собор и закрыть вопрос с подъесаулом, автор спонтанно разместил информацию в сети... и получил массу откликов. Для реставрации были рекомендованы: ГосНИИР (впоследствии любезно согласившийся выполнить реставрационные работы за не менее чем 120 000 руб.), ACA Paper Restoration, The Josep Bosch Collection, Библиотека Росархива на Пироговской 17 в Москве, Институт древних рукописей Матенадаран в Ереване, СКР или прокуратура... Исторический клуб КГИАМЗ им. Фелицына вызвался оплатить реставрацию.

В августе 2019 года газета была восстановлена мастерством ростовского художника-реставратора И. С. Полеводы. Утраченной оказалась только изначально повреждённая треть одной колонки из 20-ти – с окончанием весьма показательного белогвардейского стихотворения «Офицеры» авторства князя Ф. Касаткина-Ростовского (И родина двери свои им открыла/Но ран не омыла им нежной рукой/…Они на пороге остались одни.../Мать-родина, где ты?../Опять на детей твоих верных взгляни...).

Ожидания, что в восстановленной газете удастся найти описание обстоятельств гибели похороненного в усыпальнице офицера, а главное, его имя, не оправдались – в газете не оказалось никаких упоминаний ни названного полка, ни офицеров в чине подъесаула.

Тем не менее, в ходе восстановительных работ реставратор предположил, что имеющиеся на газете пятна могут быть следами крови. Если он прав, то очевидно, что газета не была вложена в гроб, «в руки» убитого офицера. – Она находилась в кармане его истлевшего в гробу кителя и запачкалась кровью от приведших к смерти ранений. Следовательно, из 3-х погибших во время Гражданской войны подъесаулов 1-го Полтавского полка, сообщённых автору историком С. В. Волковым, Павел Грицай и Валентин Рубченко, убитые 21 октября 1918 года (видимо, в одном бою), отпадают. Остаётся Пётр Вурсало, убитый в бою 30 октября 1918 года...

Но это только гипотеза – в списке захороненных в склепах собора так и осталось 60 имён.

Отреставрированный артефакт был возвращён в Екатерининский кафедральный собор, где, возможно, станет частью задуманной настоятелем исторической экспозиции или мемориала...

Мысль об устройстве в храме мемориала впервые была высказана ещё в ходе Гражданской войны. Она принадлежала настоятелю Екатерининского храма Николаю Перевозовскому. – В ноябре 1918 года этот священник, два племянника которого состояли в рядах РККА35, предложил сделать из храма памятник Добровольческой армии, разместив в нём мраморные доски с именами всех погибших в рядах последней36. Белая власть пала, идея священника не осуществилась.

Мемориал в нижнем храме собора вполне может быть устроен в наши дни. Идея сооружения памятника Белой армии, конечно, не имеет сегодня никакого полезного содержания. История показала полную несостоятельность «белого дела».

Полезным может стать мемориал, посвящённый Русской трагедии начала XX века. Сделанный, чтобы мы помнили о причинах падения досоветской России. Помнили, почему бо́льшая часть народа России отказалась от прежнего уклада своей государственности, сломала его и установила новую, советскую власть. Знали, что трагедия всегда грозит обществу, поделённому на господ и холопов.

1. Селиверстов А. В. Все храмы Города. Краснодар, 2014. С. 155, 158.

2. Государственный архив Краснодарского края (далее – ГАКК). Ф. 801. Оп. 1. Д. 38. Л. 123 об., 124.

3. Ставропольскiя епархiальныя вѣдомости. № 41-й. 18-го октября 1915 года. С. 1296–1300.

4. ГАКК. Ф. 801. Оп. 1. Д. 41. Л. 147 об., 148.

5. ГАКК. Ф. 801. Оп. 1. Д. 170. Л. 125 об., 126.

6. ГАКК. Ф. 801. Оп. 1. Д. 43. Л. 111 об., 112.

7. Леонтовичъ В. Первые бои на Кубани. Воспоминанiя. Мюнхенъ, 1923. С. 36.

8. ГАКК. Ф. Р-14. Оп. 1. Д. 20. Л. 122; Великая Россiя. 1919. 1 (14) января. № 14-102. С. 5.

9. ГАКК. Ф. 396. Оп. 2. Д. 884. Л. 10.

10. Марковцы в боях и походах за Россiю. I. 1917–1918. Париж, 1962. С. 318.

11. Россiя. 1918. 29 (12) сентября. № 36. С. 4.

12. ГАКК. Ф. 801. Оп. 1. Д. 172. Л. 163 об., 164.

13. Цветков В. Ж. Генерал Алексеев. М., 2014. С. 511, 515, 520.

14. Великая Россiя. 1919. 5 (18) января. № 17–105. С. 2.

15. Белое движение. Исторические портреты: Л.Г. Корнилов, А.И. Деникин, П.Н. Врангель... М., 2006. С. 230.

16. ГАКК. Ф. 801. Оп. 1. Д. 173. Л. 122 об., 123.

17. ГАКК. Ф. 801. Оп. 1. Д. 173. Л. 130 об., 131.

18. ГАКК. Ф. Р-14. Оп. 1. Д. 27. Л. 172, 175, 185, 188, 189.

19. Врангель П. Главнокомандующий. М., 2004. С. 295.

20. Лунченков И. За чужие грехи (Казаки в эмиграции). М., Л., 1925. С. 60.

21. Белое движение. Исторические портреты: Л.Г. Корнилов, А.И. Деникин, П.Н. Врангель... М., 2006. С. 305, 306, 308.

22. Деникинъ А. И. Очерки Русской Смуты. Томъ второй. Paris, 1922. С. 291.

23. ГАКК. Ф. 801. Оп. 1. Д. 172. Л. 166 об., 167; Россiя. 1918. 29 (12) ноября. № 85. С. 4.

24. Россiя. 1918. 18 (31) ноября. № 77. С. 2.

25. Марковцы в боях и походах за Россiю. I. 1917–1918. Париж, 1962. С. 354; Россiя. 1918. 25 (8) ноября. № 82. С. 2.

26. Марковцы в боях и походах за Россiю. I. 1917–1918. Париж, 1962. С. 360, 361.

27. Великая Россiя. 1919. 9 (22) марта. № 156. С. 1.

28. Великая Россiя. 1919. 2 (15) апрѣля. № ?. С. 1.

29. Великая Россiя. 1919. 28 (11) iюня. № 242. С. 2.

30. ГАКК. Ф. 801. Оп. 1. Д. 173. Л. 133 об., 134.

31. Марковцы в боях и походах за Россiю. II. 1919–1920. Париж, 1964. С. 195, 201.

32. ГАКК. Ф. 801. Оп. 1. Д. 173. Л. 136 об., 137.

33. ГАКК. Ф. 801. Оп. 1. Д. 97. Л. 144 об., 145.

34. Селиверстов А. В. Все храмы Города. Краснодар, 2014. С. 161.

35. ГАКК. Ф. Р-104. Оп. 1. Д. 298. Л. 15.

36. Кубанскiй край. 1918. 9 ноября. № 121. С. 3.

12.09.2020

-->