Бородин Леонид

Бородин Леонид Иванович (1938–2011) — прозаик, поэт, публицист. Родился в Иркутске в семье сельских учителей. Учился на историческом факультете Иркутского госуниверситета. Один из лучших писателей и умнейших людей своего времени. Прожил героическую жизнь, полностью подчиненную служению Родине. За православно-русские взгляды отсидел в советских тюрьмах и лагерях 11 лет. С 1992 г. по день смерти (с небольшим перерывом) был главным редактором журнала «Москва», который под его руководством стал одним из лучших изданий страны.

Автор книг: «Повесть странного времени» (1978), «Год чуда и печали» (1981), «Третья правда» (1981), «Расставание» (1984), «Ловушка для Адама» (1994), «Без выбора» (2003), «Посещение» (2003) и др.

Награждён премиями: Всероссийской Пушкинской премией «Капитанская дочка», «Умное сердце» имени Андрея Платонова, Большой литературной премией Союза писателей России, Литературной премией «Ясная Поляна» и др., а также Орденом Преподобного Сергия Радонежского III степени.


Публикации автора
На стыке жанров

Без выбора

Как и у многих, сознательная жизнь моя начиналась вместе с бабушкой. Ольга Александровна Ворожцова, дочь сибирского купца средней руки, учительница по профессии, а по моей памяти – энциклопедистка… «Моя бабушка знает все!» – таково было первое убеждение в жизни.

Читать далее
Литературоведение и критика

Женщина и «скорбный Ангел»

На рассвете 29 августа 1906 года во дворе Шлиссельбургской крепости вешали двадцатисемилетнюю женщину Зинаиду Васильевну Коноплянникову.

Читать далее
Проза

Лютик - цветок желтый

Наверное, мне было шесть лет, потому что помню, что в школу еще не ходил и был очень вольным человеком, то есть мог целыми днями мотаться по поселку и за поселок, у речки или около леса – в лес не разрешалось. Послушным ребенком я не был, но был трусоватым, а думали, что послушный, потому не убегаю в лес и не теряюсь, как другие мальчишки...

Читать далее
Поэзия

Помилуй, Господи, меня!

«Нет, не вспомнить уже и не понять, почему, собственно, проблема СТРАНЫ оказалась для нас первичнее и важнее всего того мечтательно личного, что выпестовывалось в душах».

Читать далее