Они «МаскЕрад»ы, а мы нет

Раз создатели фильма «МаскЕрад» (2023 год, реж. Михаил Шевчук) решили пародировать высокий слог, я тоже воспользуюсь этой возможностью. О наболевшем во время просмотра:

На удивление режиссерам,

Позволю я себе заметить,

Чтоб болтать, как князь, хитеро,

Актеру нужно князем быть.

И не бывает так на свете,

Чтоб болванка или камень

Просто так зашли в эстеты

И выделывали книксен.

И в заметку сценаристу:

Зритель должен наслаждаться

Сюжетом, съемкой и артистом,

Ему б прекрасного касаться...

А не смотреть, как очень складно

Невротик-князь бормочет песни

И иже с ним Арбенин славный

Изображает штангенциркуль.

Чтоб от интернета не хиреть

И скрыться от дневного мрака,

Включаешь классику смотреть:

Герои скачут, как макаки...

Для повышения просмотров

Кругом разврат, фуфло и тачки.

До нитки кошелек ободран,

Зато прекрасного коснулись.

Зритель этой «гениальной» картины в рецензии на Кинопоиске пишет: «Экранизировать классику русской литературы не так просто, как может показаться. Всегда найдутся критики, которые будут словно под микроскопом изучать каждую сцену и букву в диалоге». Именно поэтому создатели фильма решили вообще не пытаться, раз уж такое повышенное внимание. Я так и поняла.

Но, на самом деле, фильм действительно особенный. Он поразил меня с первой секунды и больше не отпускал. Как оно обычно бывает: посмотришь фильм и раздумываешь, мол, здесь плюсы, здесь минусы, как бы в тексте обыграть. Тут все по-другому! Вот бы как я описала проходящий процесс:

1. Стадия «Отрицание». Этого не могли снять. Это не могли показывать в кинотеатре. ЭТО не может существовать. На этой стадии главное отцепить руки от головы и остановить мотание головы из стороны в сторону.

2. Стадия «Гнев». Как могли. Как посмели. Кто в ответе. Почему так плохо. На этой стадии тяжело справиться с активной фазой агрессии. Рекомендуется успокоительное в форме оригинала пьесы Михаила Юрьевича Лермонтова.

3. Стадия «Торг». Пропущена, потому что здесь все плохо, как ни посмотри.

4. Стадия «Депрессия». Почему мы смотрим такое кино? Почему к нам так относятся? Почему так относятся к памяти Михаила Юрьевича? На этой стадии допускается угрюмиться, унывать, рыдать.

5. Стадия «Принятие». Отсутствует, потому что ну очень плохо.

Итак, даже не ясно, с какого минуса начать. Первые секунды дают понять, что ничего хорошего ждать не придется. Почему-то фильм сразу хочет быть не просто экранизацией, а стать знаменитой и могучей «авторской ин-тер-пре-та-ци-ей». Перед нами во всей красе предстает музыкальный клип с участием Арбенина и Нины, которые своего рода за рок-н-ролл. Уже здесь хочется в кого-то плюнуть. Это желание быстро перерастает в стадию активной агрессии, когда оказывается, что это далеко не единоразовая акция.

По всему фильму разбросаны клипы, да не просто абы какие, а стихи Михаила Юрьевича, наложенные на музыку. Вот, мол, как мы уважаем оригинал. Звучит это откровенно отвратительно, нагло, и очень хотелось расплакаться за такое надругательство.

Пытка клипом проходит, и на 5-ой минуте мы видим виновника торжества. Арбенин пафосно заходит в обитель азартных игр. Выглядит он, скорее, как перекореженный Рембо: с пририсованным розовым шрамом, татуировкой дракона и лицом-стеной. В общем-то, не наш и не из наших. Зашел выпить кофе из ближайшего боевика.

То ли дело князь Звездич. Полная противоположность. Юный гламурный невротик. Все страдает по любви, озорник. Но иногда позирует в кадре для женской аудитории. Или грустно шатается под музыку... Дел невпроворот, сами понимаете.

Эту прекрасное трио замыкает герой — мститель Арбенина. Если в пьесе мы наблюдаем его появление лишь в четвертом действии, то в фильме его персона радует зрителя с самого начала. Имени у него нет, но и узнать его не трудно: прыгает, словно мартышка, и паясничает так же.

Вся эта веселая процессия завершается женскими персонажами. Невероятно красивые девушки. Особенно порадовала Нина, которая 10 минут изображала на полу смерть, но, на самом деле, прилегла отдохнуть. Наверняка, она и сама уже устала от всей этой непроглядной темноты. Мы ей простим: тяжело полтора часа изображать пафос и заинтересованность во всей этой вакханалии.

Уникум состоит в том, что даже хорошие решения (то есть, только одно хорошее) делают фильм еще хуже. Вот казалось бы, решение оставить оригинальный текст не может быть плохим. Но этот текст настолько расходится с происходящим на экране, что, как правильно заметил один из зрителей, лучше включить это произведение как аудиокнигу и не открывать глаза. Потому что, когда пустые пластмассовые герои читают Михаила Юрьевича Лермонтова, хочется зажмуриться. Это ужасно.

Воплощение сюжета в современности только опошляет действо, а введенная линия с магическими силами Арбенина вообще ниоткуда и ведет в никуда. Выглядит как пьяный угар, что, может быть, и лежит в основе задумки.

Ты! бесхарактерный, безнравственный, безбожный,

Самолюбивый, злой, но слабый человек;

В тебе одном весь отразился век,

Век нынешний, блестящий, но ничтожный.

Наполнить хочешь жизнь, а бегаешь страстей.

Все хочешь ты иметь, а жертвовать не знаешь;

Людей без гордости и сердца презираешь,

А сам игрушка тех людей.

Настолько этот фильм плох, что тяжело сделать выводы. Хочется сказать, что современное воспроизведение классики все еще хромое, тяжкое. Но чтобы настолько... Остается посоветовать перечитать Михаила Юрьевича и перестать заниматься такой беспросветной ерундой.

Илл.

17.01.2024