Мультфильм «Руслан и Людмила. больше, чем сказка» больше, чем...

Вместо пролога

Я все сижу и думаю. Мультфильм назвали «Руслан и Людмила. Больше, чем сказка» (2023 год). Непростительно было бы не дать комментарий, но я все шамкаю мозгами вот о чем. Ситуация вырисовывается действительно сказочная: перед нами две дорожки. Одна − длинная, а другая − короткая. Первая прямо-таки благоухает в своей прелести, вторая – угрюмая и, возможно, пинается.

Ступим на первую дорожку. Поймем, что она выстлана далеко не благими намерениями, а червонцем… сказочным. Просто зеленым. Просто бумажным. А может даже пластиковым или мармеладным (в какой там валюте платят создателям мультиков?).

Ступим на вторую дорогу. Поймем, что, скорее, это она хочет пройтись по нам. И взвоем, и всплакнем. И будет нам очень плохо. И темно будет, жутко. Но праведно.

В рассуждении о названии есть два пути, как мы уже поняли.

А) авторы забыли (а кто не ошибается, все ошибаемся!) дописать слова. Можем предположить, что должно быть «Руслан и Людмила. Больше деньги, чем сказка». Или, к примеру, «Руслан и Людмила. Больше денег, чем сказка». А еще достовернее «Руслан и Людмила. Больше денег». О том, что эта теория вполне имеет место жить и выживать, мы убедимся далее. Но, скрипя зубами, надо поговорить и о другом пути.

Б) а что, если авторы имели в виду… Прямо-таки не хочется и не верится, но что, если… Ох и тяжелая вторая дорожка, как видите. Что если авторы хотели сказать «Руслан и Людмила. Больше, чем сказка Александра Сергеевича Пушкина»? Вот и нагрянула темнота. Или все-таки спасем авторов, посыл был: произведение Александра Сергеевича Пушкина больше, чем сказка, и мы вам это докажем?

Неоднозначное название (строго между нами, еще и неудачное). И тут вам решать, по какой дороге пойти в рассуждении. Не буду мешать, только помните: в конце первой дороги такая же непроглядная тьма. Что-то редко о ней говорят.

Конец места, где должен был быть пролог.

Начать следует с того, что экранизировать классику – занятие-таки достаточно тяжелое. Все дело в специфике классической литературы. Оттуда нечего убрать, а добавишь – будет лишним. Слово к слову, мысль к мысли, душа к душе – истинно русский порядок. Господа-экранизаторы изначально сталкиваются с невероятной преградой. Но, стоит подметить, получается же у некоторых. И их произведения становятся в ряд вечной классики (с приставкой кино-, конечно). А почему? Потому что… Впрочем, интрига!

Вот и режиссеры Алексей Цицилин, Владимир Николаев и Алексей Замыслов встали на этот непосильный путь экранизации. В народе известны как творцы «осмысленного переосмысления», «новых ладов» и «современных интерпретаций». И, как пишет пользователь Кинопоиска, с ними «никогда не рассчитывайте на идентичный сюжет с книгой известного писателя». А дальше советует: «Отключите голову». Ради чистоты эксперимента, я так и хотела сделать. Только вот не работать мне химиком, в последний момент не выдержала и перечитала поэму Александра Сергеевича Пушкина перед просмотром. После этого действа отключить голову было невозможно. Пришлось смотреть так, уж что поделать – моя вина.

Вот мое мнение: у режиссеров однозначно получилось. Получилось снять то, что они хотели. Сейчас объясню, следите за руками.

Анимация. Современно. И есть у меня в определении этого слова некоторая дилемма. Это то «современно», которое выпаливают, пока брови подпрыгивают вверх, а глаза мигают интересом, мол, иннова-а-ации. Или то «современно», которое протягивают, мысленно отстрадав каждый звук, отведя взгляд в сторону (Голова в это время склоняется в кивок. Для наблюдателей это «да-а-а, прогресс». Но на деле значит не что иное, как «да, докатились»). Анимация в мультфильме яркая, шустрая и пестрая. Этим сверкают все современные мультики. Как дополнительный механизм передачи смыслов качественная анимация – это верх похвал. Дополнительный, но не единственный. На экране негде яблоку упасть: все буквально усеяно яркими деталями. Они кричат: «Смотри на меня!». В какой-то момент я устала смотреть, потому что не люблю, когда на меня так кричат.

Должна сказать, что работа проделана качественно. Хоть и озвучка дружит со ртом персонажей точно так же, как кошка с собакой. В особенных случаях.

Герои. Все на месте. Оригинальные герои не забыты. И даже придуманы эпизодические. И, главное, так же чутко все вместе гиперболизированы. Такая тенденция, заметила, имеется в новых мультиках. Будто детей считают излишне глупыми для восприятия личности. Личности, а не набора взвизгов и ахов. Персонажи не умеют молчать, они постоянно издают какие-то звуки – то хмыки, то стоны. Мультфильм не хочет вызывать мыслительный процесс у маленького зрителя. Главное ведь вызвать единоразовый выброс приятных эмоций любой ценой, чтобы привлечь к просмотру как можно больше массы. Маркетинг, современность, бизнес, но не Александр Сергеевич.

Братья, которые отправляются в погоню за Русланом, в поэме вызывают трепет и наводят на интересные размышления о значении семьи и сути предательства даже в нежном возрасте. Вспомним их появление в поэме:

За шумным, свадебным столом

Сидят три витязя младые;

Безмолвны, за ковшом пустым,

Забыли кубки круговые,

И брашна неприятны им;

Не слышат вещего Баяна;

Потупили смущенный взгляд:

То три соперника Руслана;

В душе несчастные таят

Любви и ненависти яд.

В мультике же вызывают тихую неловкость. Все герои, как открытые книги, с первых же кадров считываются и предсказывают свой финал. Откровенная наивность не играет на руку мультфильму и не оправдывается жанром. Тем более, в контексте экранизации Александра Сергеевича Пушкина, который своими сказками наглядно доказал, что детям можно и нужно рассказывать тонко, интеллектуально и со вкусом. Такой является поэма «Руслан и Людмила», богатая хорошим юмором и внушительным эпосом. Вспомнить только строчки:

«Не нужно мне твоих шатров,

Ни скучных песен, ни пиров

– Не стану есть, не буду слушать,

Умру среди твоих садов!»

Подумала – и стала кушать.

К чему упрощение гениального? Ради какой цели (раздается шелест зеленых бумаг)?

Итак, возвращаемся к тезису: у режиссеров получилось. Да, мультфильм смешной, яркий и на час-полтора увлечет ребенка в кинотеатре. О поэме можно разговаривать долго, с восторгом и упоеньем. О мультфильме больше рассказать нечего. Мысли неизбежно приходят на ту самую тяжелую дорогу, на которую в новогодние праздники даже и вставать не хочется. Лучше перечитать великого Александра Сергеевича.

15.01.2024