Тёща Хемингуэя

Надо ли представлять нашему читателю писателя Эрнеста Хемингуэя – лауреата Нобелевской премии, самого эпатажного литератора современности? Думаю нет. Но и речь пойдет вовсе не о нем, а о его теще, матери второй жены Паулины Пфайфер.

Богатое семейство Паулины, несмотря на всемирную известность зятя, недолюбливало его, тем более после развода, и надо отметить скандального. Мать Паулины миссис Софи злорадствовала по любому поводу и, в присутствии сыновей Патрика и Грегори шестнадцати и тринадцати лет, позволяла себе нелицеприятные высказывания в адрес бывшего зятя, что, понятно, не нравилось детям, которые своего отца боготворили и, по этой причине, недолюбливали бабушку. Особенно негодовал младший Грегори. И вот когда бабушка окончательно допекла внука своими оскорбительными шутками, всячески обзывая и охаивая Хемингуэя, Грегори решил насолить ей и постоять за своего любимого отца. Зная, что коронной темой Софи было ее собственное здоровье, (об этом она могла часами говорить с каждым встречным-поперечным) он решил этим и воспользоваться.

Улучив момент, когда мама ушла на заседание благотворительного комитета, Грегори подкараулил бабушку у церкви святого Патрика. Поприветствовал её, высказал сожаление, что, в последнее время, она редко бывает у них. Затем похвастался своей новой коллекцией значков и пригласил в гости, чтобы эту коллекцию показать.

Надо сказать, что миссис Софи удивило такое неожиданное внимание со стороны строптивого внука, она расплылась в улыбке от счастья. Ей давно хотелось укрепить отношения с внуком, ну вот подвернулся удобный случай и она решила не упускать его. Поэтому миссис Софи решила тот час же отправится с Грегори на Оксфорд-стрит 126. Здесь находился роскошный особняк, принадлежащий дочери, полученный ею в наследство от дяди Девида, двоюродного брата по материнской линии. Когда они вошли в гостиную, Грегори предложил бабушке удобно расположиться и отправился в свою комнату за коллекцией значков и других сувениров.

Миссис Софи скинула манто и, намереваясь, пройти к красному бархатному креслу у камина, случайно бросила взгляд на настенные часы.

-Что это со мной? - вздрогнула она и еще раз посмотрела на часы:

-Нет, все правильно, у меня с головой что-то, - пробормотала миссис Софи и устало опустилась в кресло.

Вернулся Грегори с несколькими кляссерами со значками.

- Грегори, - обратилась к нему бабушка, - посмотри, пожалуйста, на часы, они правильно идут ?

- Да, бабушка, Патрик только вчера их сверял, он всегда это делает по субботам, а мне не разрешает.

- Я имею ввиду, - не решаясь снова посмотреть на часы, стала уточнять миссис Софи, - они в правильную сторону идут?

- Да бабушка, сейчас без четверти двенадцать. А зачем это вы спрашиваете?

- Я больна, я очень больна, - вдруг запричитала Софи и, потянувшись за манто, уже не обращая внимания не Грегори и его коллекцию, направилась, неровно ступая, к выходу.

Как только дверь за бабушкой захлопнулась, Грегори снял со стены сувенирные часы, у которых цифры на циферблате были расположены в обратную сторону и соответственно стрелки двигались в том же, обратном, направлении. Это свое последнее приобретение, он нашел в лавке у турецкого армянина Симона. Спрятал их в своей комнате, а на гвоздик вернул небольшую икону Святой Девы. Затем отправился, захватив с собой коллекцию и обменный фонд, к соседскому мальчишке, своему однокласснику, такому же заядлому коллекционеру значков и прочих сувениров, как и он.

***

Вечером, когда после ужина Патрик и Грегори отдыхали у камина, а их мать, Паулина Пфайфер, по обыкновению вышивала крестиком любимые ею маки, в дверь постучали и в гостиную вошел взволнованный Джон, кузен по отцовской линии. Он сообщил, что миссис Софи тяжело больна и просит, чтобы Паулина, вместе с детьми, срочно приехала к ним. Естественно засобирались.

Бабушка, бледная, с платком на голове, лежала в постели. Паулина бросилась к матери, причитая и обливаясь слезами.

– Я умираю, доченька,- подала слабый голос миссис Софи. - Со мною, что-то непонятное происходит. Сегодня была у вас в гостях, и, вдруг, мне стало плохо: голова закружилась, все поплыло, стены накренились и стрелки часов, тех, что у вас в гостиной, пошли в обратную сторону.

– Но у нас в гостиной нет часов, там только икона Святой Девы висит,- воскликнула, утирая слезы, Паулина.

- Как нет? Вот и Грегори подтвердит это, он сам предложил мне пойти к вам в гости.

- Что я должен подтвердить, бабушка? – Насупился Грегори, переминаясь с ноги на ногу. И, с удивлением посмотрев на мать, добавил, - бабушка, мы с вами в последний раз у дяди Стива месяц тому назад виделись... Вы что забыли?.

На фото писатель Эрнест Хемингуэй

10.08.2020

-->