Все в мире первично…

БАЙКАЛ 


И развернулся, расточил Байкал 
Свои немыслимые воды. 
В нем столько глуби, донных скал, 
И столько ветреной свободы. 


В нем кочевали облака, 
Из века в век свой дом искали, 
И застревали на века, 
Чтоб белой пеной стать в Байкале. 


Бессмертные роились сны, 
Шли волны, будто бы на дыбу, 
И когти молнии-блесны 
Кромсали тучу, словно рыбу. 


И несмотря на битвы гроз, 
В Байкале нежились бакланы, 
И волн целебный купорос 
Залечивал у тучи раны. 


*** 


Спросонок выйду в молодую осень, 
В ней золота и алости сполна. 
Поет синица или хлеба просит, 
Подсолнуха ей брошу семена. 


Еще калитка в лето приоткрыта, 
Малиной опадающей манит. 
Дорога к солнцу в небесах прорыта, 
Под ней Байкала синего магнит. 


Еще ничто не предвещает стужу, 
На солнце сушит лапки иван-чай. 
И почернел, как будто занедужил, 
Торчащий у заплота молочай. 


Еще в Байкале радуга искрится, 
Когда в затон моторка пробежит. 
В пустом гнезде скукоженная птица 
День уходящий будто сторожит. 


Хотя и камень, и земля нагрета, 
Я дров несу и крепкий чай варю… 
В лесу прошла рябина мимо лета 
И на прощанье запеклась в зарю. 


*** 


Мы разные, мы разные, мы разные. 
Мы – серые, мы – белые, мы – красные. 
В Гражданскую мы были рысаками, 
Но только никуда не прискакали. 


Война, как Молох века, полыхнула, 
Навстречу нас друг другу развернула. 
Достали мы винтовки и наганы, 
Друг другу стали вечными врагами. 


Мы разные, мы – чистые, заразные. 
Мы – белые, зеленые и красные. 
Как раньше мы друг друга окрыляли! 
А нынче мы друг друга расстреляли!

Заботливо мы целились друг в друга, 
Чтоб сбиться в центре солнечного круга. 
Мы все убиты, но теперь мы – солнце, 
У каждого на солнце есть оконце, 


Откуда мы на грешный мир взираем 
И никогда на солнце не сгораем. 
Здесь нет зеленых, красных нет и белых, 
Замерзших нет и нет заиндевелых. 


В одежде мы не ходим арестантской, 
Мы все убиты на войне Гражданской… 
Себя и вас мы вовсе не забыли, 
Тогда зачем друг друга мы убили? 


*** 


Стучусь в тебя, 
             как в собственные двери, 
Но ты закрыта, как в берлоге зверь. 
Свидетельствую – вот они потери, 
Стучусь к тебе, но ты закрыла дверь. 


Не отвечаешь на мои вопросы, 
Накинув ночь на плечи, словно шаль. 
Вонзаешь нестерпимые занозы 
В мою неистребимую печаль. 
Как будто молвишь: «Неужели больно? 
Ведь я-то мышка, ну а ты – гора». 
Мне слышится из-за дверú невольно: 
– Забыл, как больно было мне вчера?! 


Я с содроганьем чувствовал бывало: 
Ты отомстишь, вернувшись из огня, 
Из той любви, где мной ты обладала, 
И знала точно – победишь меня! 


*** 


И светится осень, и светится небо, 
И светит байкальская даль. 
                                     А жизнь – 
это мной неразгаданный ребус, 
А жизнь – это удаль-печаль. 


Все в мире первично: и солнце, и небо, 
Где с солнцем сливается кровь. 
И там, где я буду, и там, где я не был, 
Там властвует только любовь.   


И полосы жизни от зла оградимы, 
Где мы проходили с тобой, 
Но дали далекие – непроходимы, 
Хоть был горизонт голубой. 


И там, где у моря иззубренный берег, 
Мы шли… Между мной и тобой – 
Блеснула разлука, 
как вздыбленный Терек, 
И он тебя сделал слепой. 
Ты видеть уже не могла ни разлуки, 
Ни нашего счастья вдали… 
Махнула рукой, и небесные руки 
На небо тебя унесли. 

03.03.2019

-->