Событие

04.02.2023

Разведчик из ЛНР, дважды подрывавшийся на минах, возглавил штурмовую операцию на протезе

Руслан Мельников (Луганская Народная Республика)

Невероятную историю бойца из Луганской Народной Республики с позывным Санта я впервые услышал от волонтеров (о том, как Санте помогает известный военкор, поэтесса и волонтер Анна Долгарева "РГ" уже сообщала в ноябре 2022 года) и, честно признаюсь, поначалу в нее не поверил. Потом о Санте рассказали военные. А потом мне и самому довелось встретиться с живой легендой ЛНР.

Когда из старенького "Ниссана" бодро выскочил крепкий боец с дружелюбной улыбкой, я даже не сразу заметил, что он немного прихрамывает. А ведь передо мной стоял человек, дважды подрывавшийся на противопехотных минах. В первый раз Санте взрывом оторвало ногу, во второй - протез. И все же он снова и снова возвращается на фронт, воюет без ноги и более того - ведет здоровых бойцов на штурм.

"Черная вдова"

Первый подрыв произошел в 2017 году, когда Санта служил в разведке батальона "Призрак". Разведчики вышли на минное поле противника. Как старший группы Санта должен был двигаться четвертым-пятым в цепочке. Но обычно он занимает опасное место впереди, как наиболее опытный боец. Увы, опыт спасает не всегда.

- Бывает, кто-то насмотрится фильмов и потом удивляется: как можно подорваться на мине, ведь есть же миноискатели, щупы… Но на самом деле небольшую ПМН ("противопехотная мина нажимная" - прим. "РГ") не всегда удается обнаружить даже при неспешном разминировании. А во время движения по серой зоне, когда нужно сохранять темп и скрытность - тем более. Когда я наступил на мину, почувствовал сильный удар, будто волна воды сбила с ног. В первые мгновения боль не ощущалась. Возможно потому, что пластмассовая ПМН-ка в основным поражает взрывной волной, - вспоминает Санта.

Мина, на которой он подорвался - очень коварная. Малозаметная и гарантированно убивающая или калечащая человека. Среди военных ее называют "черной вдовой", а наиболее циничные поклонники грубого солдатского юмора даже расшифровывают ПМН как "принесите мне ноги".

Санте разворотило правую ногу, кроме того, осколки мины и обломки кости серьезно повредили левую. При этом он чудом не подорвался на других минах: когда раненого эвакуировали, сослуживцы обнаружили вокруг него еще несколько ПМН, одна из которых лежала прямо под локтем Санты. Неловкое движение - и она бы тоже сработала.

Несмотря на тяжелые ранения, Санту удалось спасти. Сослуживцы вынесли его с минного поля и оперативно доставили в больницу. Попался хороший врач, который буквально по кускам собрал пораженную взрывом левую ногу. Правую пришлось ампутировать по колено. Когда Санта очнулся в реанимации и увидел лишь одеяло на простыне там, где должны быть нога, нахлынуло отчаяние. Однако длилось оно недолго.

- Примерно за год до моего первого подрыва при взрыве мины потерял стопу мой зять, который тоже служил в разведке. Наверное, тогда я свой лимит переживаний израсходовал. Сильно расстроился, конечно, в первый день реанимации. Но потом решил: хватит себя жалеть. Начал интересоваться протезами, расспрашивал, как можно поскорее встать на ноги. И меня, и мою семью всячески поддерживали сослуживцы. Однажды после их визита в больницу мама, вздохнув, сказала, что гордится мной: "У тебя служат такие молодые ребята. Страшно, если бы кто-то из этих пацанов, как ты, остался без ноги". Любой матери, конечно, тяжело такое говорить, но тогда ее понимание и эти слова мне здорово помогли, - рассказывает Санта.

Свой замысел хитрый комбат объяснил просто: если Санта на протезе возглавит штурм, остальным будет стыдно не пойти следом в атаку. Так и произошло

Реабилитация заняла полгода. Пришлось практически заново учиться ходить на протезе. Сыграло свою роль и желание поскорее почувствовать себя самостоятельным.

- Помню, когда я встал на протез, то первым делом потихоньку вышел во двор и сел в машину. Нажимаю педаль - вроде, все получается. Прошу маму открыть ворота. Она открывает - я осторожно выезжаю. Еду по улицам и радуюсь от того, что теперь могу возить себя сам, куда захочу и никого просить не надо. Сразу настроение поднялось. Позже приезжаю на медкомиссию и сразу к врачам: что, мол, хотите меня списать? Те растерялись, говорят: "Вообще-то нет у нас такой задачи". Тогда хочу вернуться на службу, - говорю я. Ну хорошо, - разводят руками они. Так я пошел? - спрашиваю. Иди, - отвечают. Ну я и вернулся в свое подразделение. Меня там хорошо приняли, поначалу, правда, деликатно оберегали, но все же дали возможность выезжать на позиции. Некоторое время я проводил анализ разведанных и обучал молодых разведчиков. Ну и постепенно расхаживался, - рассказывает Санта.

Повоюем напоследок

Позже он настолько приноровился к протезу, что вновь начал выполнять опасные разведзадания.

Второй подрыв Санты тоже произошел на минном поле в серой зоне. Причем в этот раз группу разведчиков сопровождали сапер. Что, впрочем, не спасло от коварной ПМН.

- Молодой парнишка с миноискателем шел в лесочке по узенькой тропке передо мной. На пластмассовую мину, в которой очень мало металлических деталей миноискатель не среагировал. Сапер тоже ничего не заметил и переступил через ПМН-ку. А я сделал шаг и… В общем снова прогремел взрыв, и снова не было боли, только опрокинуло на спину. Первая моя мысль: какая нога?! А потом вдруг нахлынула детская такая радость от того, что протеза после подрыва на мне нет, зато вторая нога - на месте. Ей, правда, тоже досталось: осколками протеза повредило стопу, но ее залатали. Причем снова меня оперировал тот же доктор. Врач, конечно, был в шоке. Пошутил даже: "Это опять он? Выгоните его кто-нибудь, чтобы больше не приходил", - улыбается Санта. - Грубоватый дядька, но с юмором, и главное - классный специалист. А ребята потом нашли и принесли мне мой протез. У него взрывом оторвало носок на стопе, но остальная конструкция и удобный культеприемник уцелели.

Санта прикрепил стопу с другого протеза, и некоторое время ходил на таком ортопедическом "франкенштейне". Позднее волонтеры собрали деньги на новый качественный протез, и Санта опять вернулся в разведку. Он не только ходил на протезе в рейды в тыл врага, но и участвовал в боях и даже выносил раненых.

Однажды Санта едва не погиб в схватке за железнодорожную станцию на господствующей высоте.

- До нее было 250-300 метров от нашего сторожевого поста. И противник тоже проявлял к ней интерес: во время разведки мы обнаружили там следы. Занять и удерживать станцию нам не хватало сил, поэтому мы решили ее заминировать. Но когда выдвинулись туда, украинцы тоже вдруг вышли к станции. Завязался бой. Нас обстреливали четыре часа из всего, что было у противника. Чтобы прикрыть нас, вызвали артиллерию. Бой ненадолго стих, и я дал команду отходить. Всего нас было 12 бойцов, почти все с ранениями после боя. За время затишья ушли девять, остались я, молодой парень и один раненый. И в этот момент со стороны противника начал работать пулемет, в атаку пошли БМП и пехота. Было как в кино. Мы переглянулись с бойцом, и он говорит: "Ну что, Санта, повоюем напоследок". Потом 15 минут стрелкового боя, и противник почему-то вдруг откатился обратно. То ли наступавшие решили, что нас слишком много, то ли мы случайно подстрелили кого-то из их командиров. В общем опять наступило затишье, мы берем раненого, быстро перемещаемся к нашим позициям. Там нас подхватывают ребята. Тогда даже не думалось о том, что я на протезе. Совсем другие мысли были в голове. Но наличие протеза я прочувствовал в другой раз - во время боев за села Крымское, Сокольники и Причепиловка.

Мы шли на Светличное, и нас жестко накрыло минометами и артой. А после дождей поля и дороги вокруг превратились в болота. Я наступаю, протез засасывает, я вытаскиваю ногу, а протез остается в грязи. В общем, я был в таком состоянии, что готов был попросить, чтобы меня пристрелили, лишь бы не было таких мучений, - вспоминает Санта.

Зато позднее он лично повел бойцов на штурм Светличного. Причем шел на протезе в первых рядах штурмовиков. Комбат тогда неожиданно для Санты передал ему в подчинение весь батальон. Свой замысел хитрый комбат объяснил просто: если одноногий Санта на протезе возглавит штурмовую операцию, остальным будет просто стыдно не пойти следом в атаку. Так и произошло.

Трижды смерть настигала Санту.И трижды он от нее уходил.И возвращался на передовую. Фото: Руслан Мельников

Штурм на протезе

- Мы стояли на краю Светличного. Я взял с собой четырех пацанов из разведки, которым полностью доверял, объяснил командирам, что они должны сделать, указали позиции противника, выявленные по результатам разведки и аэроразведки и говорю: "Выхожу с разведдозором. После моего выдвижения приступить к выполнению боевой задачи". Мы ныряем к домам, выходим на линию огня. Я не оборачивался, но все же краем глаза глянул из-за угла.

На пластмассовую мину, в которой очень мало металлических деталей, миноискатель не среагировал. Сапер тоже ничего не заметил. А я сделал шаг и...

Вижу - штурм начинается. Все сработало.

После удачных штурмовых операций на отбитых позициях ВСУ остается много трофеев: техника, оружие, боеприпасы, экипировка.

- А протезов там не видели? - интересуюсь у Санты.

- Нет, - улыбается он. - Видимо, у ВСУ не принято воевать без ноги.

Санта же воюет до сих пор. Он получил еще одно серьезное ранение, после которого выжил чудом. В который раз уже! Украинский квадрокоптер сбросил сверху ВОГ (осколочный гранатометный выстрел - прим. "РГ"). Взрывом перебило бедренную артерию. Кровь тогда била фонтаном, а жгут на рану наложить оказалось невозможно. Во время эвакуации один из бойцов, как мог, прикрывал кровоточащую рану руками.

- Я потерял сознание от кровопотери. Ребята потом рассказывали, что когда открыли дверь машины, чтобы вынести меня, из салона хлынула кровь - столько ее натекло. Главврач и он же - хирург больницы в Кировске, куда меня доставили - оказался молодым парнем, который раньше никогда не делал сосудистых операций. Но бригада специалистов из Луганска приехать не успевала, и ему пришлось оперировать с телефоном. Врачу воткнули в ухо наушник, и завотделением сосудистой хирургии луганской республиканской больницы подсказывал ему по телефону, что нужно делать во время операции. Моя мама, узнав о случившемся, предупредила меня: "Если еще раз попадешь в реанимацию, домой можешь не возвращаться", - Санта весело смеется, вспоминая, как балансировал между жизнью и смертью. Потом, посерьезнев, рассказывает, о том, как пытается сейчас с помощью волонтеров создать эффективное подразделение аэроразведки.

А я слушаю и недоумеваю, почему этот человек, снова и снова выкарабкивающийся из лап смерти и упрямо возвращающийся на передовую, до сих пор не отмечен госнаградой или наградой Минобороны РФ. Это, кстати, стало бы неплохим подарком к дню рождения: в феврале Санта отмечает 53-летие.

- А если наши читатели и волонтеры захотят сделать тебе подарок, что бы ты выбрал? - спрашиваю я.

Санта тут же все сводит к нуждам своего подразделения.

- Нужны мощные зарядные станции. В блиндажах генераторы ставить нежелательно - они демаскируют позиции. ..

- Санта, я же говорю о подарке для тебя, к дню рождения.

- Так это и для меня тоже. У нас тут нет своего и несвоего. Та же машина, на которой можно возить гуманитарку, станет продолжением моих ног, а то свой "Ниссан" я уже практически убил на передке. Я машину время от времени привожу в порядок, заделываю дырки, но чувствую, она скоро совсем рассыплется.

Кстати

Позывной Санта появился накануне 2015 года. Тогда зимним вечером к позициям ополчения на окраинах Луганска вышел боец в бушлате, вязаной шапочке и с забитым до отказа вещмешком за спиной, похожим на мешок Деда Мороза. Боец раздавал по окопам и блиндажам принесенные из города еду и патроны. Кому-то отсыплет из рюкзака тушенки, кому-то "семерки". "Ну вот и до нас Санта-Клаус добрался!" - сострил кто-то из ополченцев.

P.S.

Машина Санты, которая, как он сам говорит, является для него продолжением ног, сейчас практически рассыпается. И мы надеемся, что кто-то из читающих эти строки, имеет возможность ко Дню рождения Санты помочь ему решить проблему с транспортом и предоставить подходящий автомобиль.

Также желающие могут перечислить деньги на карту Сбербанка с пометкой "для Санты".

4817 7602 8204 6923

Средства собирает Ольга С.

Все подробности можно узнать в ростовском филиале "РГ" по телефонам

(863)2619141

(863)2619145

Или написать на электронную почту melnikov@rostov.rg.ru

Российская газета - Столичный выпуск: №20(8965)

04.02.2023