Культурная политика России в оценке современных писателей-публицистов

«Россия – страна великой культуры...» [18], – с гордостью прописано в документе стратегического планирования, определяющем главные направления государственной культурной политики. Читаем далее: «...огромного культурного наследия, многовековых культурных традиций и неиссякаемого творческого потенциала». Вторая часть, бесспорно, соответствует действительности, к сожалению, в отличие от первой, которая в наши дни вызывает некоторые вопросы.

Исторический путь России во многом подтверждает умственную одаренность и неизмеримую силу духа русского народа. Если собрать воедино все его выдающиеся достижения, представляющие материальные, интеллектуальные и художественные ценности с точки зрения искусства, науки, истории, архитектуры и археологии, то получится прочная основа, дающая колоссальные возможности для дальнейшего развития. Однако, одного фундамента недостаточно, чтобы сооружение стало жилым. Необходимо бережное сохранение опоры, а также продолжение строительства. Соотнеся данное сравнение с проводимой культурной политикой, понимаем, что сегодня на этих этапах возникают проблемы. Конечно, сам процесс не стоит на месте, но в каком направлении он движется?

Как не все то золото, что блестит, так и не все то воплощение духовно-нравственных ценностей, что проводится в рамках культурного развития. Докажем достоверность данного тезиса, рассмотрев деформацию или, правильнее сказать, деградацию одних из самых массовых и востребованных элементов исследуемой области. Обратимся к мнению экспертов – не представителей соответствующих Комитета Государственной думы и Министерства, а именно практиков, которые искренне переживают за происходящее в стране, не ограничиваются авторскими литературными произведениями и через средства массовой информации, охватывая более широкую аудиторию, пытаются донести истину и улучшить положение. Порой деятельность таких писателей-публицистов сильнее влияет на «формирование гармонично развитой личности и укрепление единства российского общества» [18], чем государственная культурная политика, в основах которых прописана данная цель. 

Менее чем за два месяца до смерти (2 октября 1974 г.) В.М. Шукшин словно завещал: «Русский народ за свою историю отобрал, сохранил, возвел в степень уважения такие человеческие качества, которые не подлежат пересмотру: честность, трудолюбие, совестливость, доброту. <….> Мы умели жить. Помни это. Будь человеком» [9]. Но немногие сегодня прислушались к словам Василия Макаровича. О какой человечности может идти речь, если на день памяти писателя в этом году откликнулись лишь несколько малоизвестных СМИ, большинство из которых опубликовали материалы о версии неестественной смерти, о том, как дочь Мария пришла на могилу отца и как Бари Алибасов вместе с Лидией Федосеевой-Шукшиной не смогли почтить память её мужа. Публикации о загадках скоропостижной кончины, конечно, уместны, но правильнее было бы напомнить о том, какой Василий Макарович был при жизни – гениальный писатель, актер, режиссер, покоривший публику тонкой иронией и удивительной искренностью своих героев, поведавший России о жизни простого народа, частью которого был сам.

К слову, главный «Первый» телеканал страны также остался в стороне. Его руководителей, видимо, больше интересовал развод жены Шукшина и продюсера группы «На-На», не поделивших имущество. За последнее время в эфир вышло несколько программ «Пусть говорят» на эту тему. Вспоминаются слова писателя-публициста Платона Беседина: «От современного российского телевидения сегодня не просто тошно, нет. Оно распространяет трупный яд <…>. Это шабаш <…> мерзавцев, которые оскверняют нашу память, съедают наши мозги и зомбируют наши души...» [3].

О другом важном литературном событии октября 2020 года – 125-летии со дня рождения Сергея Есенина – не забыли. Начали отмечать за неделю как положено – выставки, спектакли, массовое чтение, конференции, документальные фильмы, премии и, что вызвало наибольший резонанс, торжественное открытие несуразного памятника «Реквием по Есенину» или «Ангел русской поэзии». Автор Григорий Потоцкий изобразил момент трагической гибели поэта: вместо рук – сломанные крылья, на шее – борозда от удушья. Мнения представителей нашей культурной интеллигенции и народа разнятся, что уже не вызывает удивления. Положительно скульптуру оценили председатель комиссии по монументальному искусству Мосгордумы Игорь Воскресенский, историк-москвовед Павел Гнилорыбов, а также писатель-публицист, автор многочисленных лекций по литературе, креативный редактор газеты «Собеседник» Дмитрий Быков. Зильбертруд комментирует: «... мне этот памятник, который всеми оплеван, кажется талантливым произведением искусства» [12]. В свою очередь, Беседин придерживается иных взглядов, которые излагает в материале с характерным названием «Уродливый памятник Есенину: Новая диверсия против России» [4]. И Захар Прилепин, автор книги «Есенин. Обещая встречу впереди», к слову, также вызвавшей множество вопросов, которые подробно разбирает литературный критик, главный редактор журнала «Родная Кубань» Юрий Павлов в трех частях статьи «Заметки о нескольких сюжетах в книге Прилепина «Есенин: обещая встречу впереди» [13], считает памятник чудовищным, надеется на его скорейшее уничтожение. Последние приведенные оценки полностью совпадают с народными: «жуть какая», «шедевр дегенеративного искусства»», «памятник перелому конечностей», «позор», «автор лепил Ихтиандра, но что-то там не задалось и вышло то, что вышло». Однако, ситуация не так ужасна, ибо «человек-краб» – это просто подарок скульптора, а не госзаказ. Зато она очень показательна: сразу видно, кто за какое искусство в нашей стране борется.

В связи с этим вспоминаются слова прозаика и публициста Лидии Сычевой: «Но представим себе на секунду, что нет у нас Есенина, не родился он, не вырос, не написал своих стихов и поэм, и как сразу бедна становится наша жизнь!» [17, с. 89]. А следом на ум приходит высказывание Владимира Жириновского, политического деятеля, участвовавшего в шести президентских выборах: «Пушкин несчастный был. Лучше бы его не было совсем».

Вернемся к обращению Шукшина: «Мы из всех исторических катастроф вынесли и сохранили в чистоте великий русский язык, он передан нам нашими дедами и отцами. Уверуй, что все было не зря: наши песни, наши сказки, наши неимоверной тяжести победы, наше страдание – не отдавай всего этого за понюх табаку» [9]. И здесь Василий Макарович снова не был услышан, ведь даже не за табак, а просто по собственному желанию, возможно, в результате той самой государственной культурной политики загрязнили родной русский язык.

Лидия Сычева, автор книг «Мы все ещё русские», «Русь в ожидании варягов», «Государственное управление России в 2000-2012 гг.: модернизация монетизации», в статье «Битва за будущее» рассуждает о «диверсионной операции в рамках гибридной войны, направленной на смену культурных кодов и норм»: «Под видом “удобства туристов” (что в нынешнюю пору смотрится совсем сюрреалистично) идет навязывание «английского упрощенного», приравнивание его к родному <...> Мы люди щедрые, нам ничего своего не жаль: ни культуры, ни истории, ни государственности» [15]. Слишком «мягкий» пример в первую очередь приводит публицист, говоря о действительно существующей проблеме. По сути, так сложилось исторически, что английский язык является международным, поэтому дублирование названий станций метро и улиц вполне объяснимо. Куда страшнее постоянное использование в нашей стране иностранных слов, имеющих намного приятнее звучащий русский эквивалент. В особенности эта проблема касается современной молодежи, за которой будущее нашей страны. Например, использование ею следующих нелепых наборов букв: «олды», «краши», «флексить», «лол», «рофлить», «чилить». От английского у большинства из вышеназванных только произношение, а значение, в котором они используются, отличается от реального перевода. Например, «краш» («crash») – это крушение, авария, но для наших подростков это любимый человек. Разве есть какое-то логическое объяснение, почему непонятное слово «краш» лучше «возлюбленного (-ой)»?

Владимир Бондаренко, главный редактор издания «День литературы», в статье «Знают ли русские русский?» считает, что наш великий язык в смертельной опасности. Вслед за наукой, промышленностью, демографией его в пропасть толкают интернет и телевидение, при этом со стороны государства писатель не видит никаких решительных мер спасения. Он подчеркивает: «Я – не пуританин, и понимаю, что за столетия любой язык развивается, видоизменяется, и не всегда в лучшую сторону. Меняет его и индустриализация. Но все эти превед, медвед, ни к компьютерной технике, ни к условиям современной жизни не относятся. Увы, но у нас осознанно убили русскую науку, русские высокие технологии, традиционную русскую культуру, и так же осознанно добивают сам русский язык» [6].

Лидия Cычева также призывает: «Каждый, кто считает себя русским, должен защищать родную речь. Это последнее, что у нас осталось, что ещё скрепляет страну» [15].  Чувствуется, что обращение звучит совсем не в адрес государства, осуществляющего культурную политику, а именно в адрес народа. Но много ли осталось в России тех, «кто считает себя русским»?

Вера в реанимацию русского языка ослабевает при наблюдении ежегодного сокращения в образовательных программах часов, выделяемых на соответствующие предметы. В 2009 году Бондаренко пишет: «В нашу эпоху всеобщей ломки понятий и взглядов, государственных границ и национальных экономик между делом состоялась и глобальная ломка русского языка. Молодым из поколения пепси на самом деле уже трудно читать Льва Толстого и Николая Лескова» [6]. А в 2016 году уже всерьез поднимается вопрос об исключении «Войны и мира» из обязательного списка литературы, инициатором которого была «крупнейший и авторитетнейший педагог» Людмила Вербицкая. В 2020 году данная тема вновь активно обсуждается. Павел Басинский подробно изучил, какие аргументы приводят современные противники школьного чтения Толстого. Рассмотрим некоторые из них.

Во-первых, Лев Николаевич создал роман-эпопею для взрослых, поэтому подросткам он сложен для восприятия. Верно Басинский отмечает, что произведение написано для всех, и приводит следующий факт, выявленный историком литературы Алексеем Вдовиным: произведение «Война и мир» было одним из самых популярных в XIX веке среди гимназистов и учеников профессиональных училищ – нынешних ПТУ. Во-вторых, школьникам сложно читать такие длинные предложения. Однако раньше стиль написания не был проблемой для тех, кто затем становился великими полководцами, мореходами, толковыми политиками. Это объясняет, почему из большинства нынешних выпускников получаются в лучшем случае «офисные планктоны». В-третьих, «заставлять подростков в школе читать «Войну и мир» - это значит отбить у них желание этот роман прочитать в будущем» [1]. Один аргумент убийственнее другого. И это действительно страшно и до истерики смешно, когда русского писателя, признанного великим на мировом уровне, его же родной народ целенаправленно хочет исключить не просто из школьной программы, а из жизни.

Здесь и кроется причина того, почему вышеназванные авторы не могут достучаться до большинства представителей современного поколения. Они просто являются носителями разных языков. Шукшин, Сычева, Бондаренко, Беседин говорят на языке великой классической литературы, а молодежь – на языке современного искусства, которое даже назвать таковым сложно.

Обратимся к литературе, которая, судя по последним новостям, будто стала неким коммерческим проектом. Во времена и Пушкина, и Достоевского этот оттенок также придавался, но он не затмевал в общественном сознании традиционное значение искусства слова.

Читаем: «Татьяна Толстая удостоена Гран-при премии «Писатель года», «Людмила Улицкая получит немецкую премию имени Зигфрида Ленца», «Старобинец, Донцова и Устинова вошли в длинный список премии «Русский детектив», «Дина Рубина выбрана «Мастером литературного слова» международной литературной премии им. Ивана Гончарова» и т.д. Прежде всего, искренне хочется верить, что в наши дни поэты и писатели пишут не ради денег – не подстраиваются под определенные взгляды членов жюри, а преследуют цель помочь человеку разобраться как в самом себе, так и в происходящем вокруг.

Есть и другие примеры: Юрий Поляков стал победителем литературной премии «Капитанская дочка». Писатель-публицист, главный редактор «Литературной газеты» с 2001 по 2017 (покинул пост, не согласившись с установкой на либерализацию курса газеты) в своих текстах осмысливает духовные и социально-политические процессы в России. Приведем некоторые высказывания: «признак профессионализма в литературе - искренность», «я литератор, я пишу о сложившейся трагической ситуации с точки зрения морали и здравого Смысла», «писатели пали жертвой своей традиционной для отечественной литературы привычки делиться с обществом тревогами и прогнозами, а также обидами за Державу» [14]. При этом Дина Рубина в своем призвании, если так можно выразиться, видит благословенное проклятие: «Писательская работа — нечто непостижимое, но о том, как пишутся эти проклятые книги, надо писать отдельный роман» [8]. Проявление этого наказания зеркально отражается в ее творчестве. Возможно, оно заразно, поэтому читателям лучше задуматься, прежде чем брать в руки книги «мастера слова». Кстати, на награждении не уточнили, какого именно слова, ведь Рубина часто использует обсценную лексику, утверждая, что это «одна из ярчайших красок русского языка» [8], и не понимая, как можно обойтись без нее в эмоциональных диалогах. Получается, одним из очагов уничтожения русского языка является творчество людей, которых почетно награждают за достижения в области культуры. Юрий Поляков порой тоже может быть груб, но за его резкими оценками стоят правильные и весьма логичные мысли.  

Вадим Кожинов в статье «Нобелевский миф» (1998) подробно разбирает реальные критерии отбора лауреатов за 1901-1996 гг. Например, говоря о награждении русских поэтов и писателей, критик отмечает: «правомерно полагать, что значительность писателя определяется остротой его конфликта с властью» [7]. С момента публикации прошло более 20 лет – ситуация не изменилась. Проблема стала вековой – награждают не за талант, а по политическим соображениям. Можно найти объяснение такой тенденции на мировом уровне, но когда подобная картина вырисовывается внутри государства – это страшно. И вопрос не только в «политической правильности» тех, кого выдвигают на первый план, но и их антикультурной подаче своих произведений искусства.  К сожалению, подобное мы встречаем как в современной литературе, так и в театре, музыке, кинематографе, живописи. Перечисленное Владимир Бондаренко в наши дни называет «путями уничтожения любого национального начала» [14].

В качестве подтверждения сказанного рассмотрим музыкальное направление культурной политики России. С одной стороны, оно представлено народными артистами, которые десятилетиями не сходят со сцены. Николай Крижановский, публицист, заместитель главного редактора журнала «Родная Кубань», анализируя современные развлекательные FM-радиостанции, так характеризует их творчество: «Вся страна вынуждена слушать «поп-звезд». Всех этих шуфутинских-киркоровых-стасовмихайлолвых-буйновых-димбиланов, их двойников-женщин и европейскую поп-музыку. Слушать три притопа, два прихлопа и четыре аккорда песни «про любовь» со стандартными фразами, типа «дыхание страсти», «приди ко мне», «сердце плачет», «мы с тобой чужие», «любила и страдала» [14]. С другой стороны, сегодня «музыкой» в России называют творчество таких кумиров молодёжи, как, например, рэпер Моргенштерн (настоящее имя Алишер Валеев) – человек, который по своей природе мужчина, но недавно получил премию «Женщина года» по версии российского журнала «Moda Tropical». Опечатки в предыдущем предложении не было. Хип-хоп исполнитель после награждения прокомментировал: «Последние несколько месяцев я сидел и думал, а что же дальше?  Я уже стал самым популярным, прослушиваемым и обсуждаемым артистом 2020 (правда, а не просто субъективная оценка – А.П.), и это награда глоток свежего воздуха для меня» [11].  Приведем несколько цитат из песен, с трудом выбрав те, где отсутствует мат, который в большинстве случаев встречается через слово: «Похавал деда, у, е (У) / Было так вкусно, у, е (вкусно) / И я наелся, сытный дед, а!»: «и всё, что беру я на спорт – это пиво и скейтборд», «этот фит убьет быстрей, чем коронавирус».

Было бы не так страшно, если такая деградация относилась только к исполнителю, но она распространяется и на многочисленных восхищенных слушателей. На Моргенштерна в Instagram подписано 5,5 млн человек. Для сравнения в группе современного поэта Николая Зиновьева – 1,6 тысяч участников (ВКонтакте), а у Валентина Сорокина вовсе 502 (ВКонтакте). Если бы разница была не такой значительной, ее можно было бы объяснить и неравной степенью популярности анализируемых социальных сетей, и отличающейся аудиторией, но в данном случае это совсем не оправдание музыкального вкуса современной молодежи.

Порой кажется, что такая культурная политика приветствуется: Моргенштерн свободно гастролирует по стране, собирая огромные площади фанатов. Это транслируется по телевидению, что не удивляет, так как его уже приглашали на федеральный «Первый канал». Так Моргенштерн зарабатывает огромные миллионы, постоянно хвастается своими дорогостоящими аксессуарами, высмеивая нищету. Благотворительность здесь может встречаться только как исключение из правил. Моргенштерн входит в список «40 самых успешных звезд до 40 лет» по версии Forbes России в 2020 году. Если бы его все воспринимали как клоуна, было бы спокойнее. Но, как мы видим, нет. И никто ничего не говорит, наблюдая, как таким образом происходит растление молодежи. В данном случае вспоминается высказывание Юрия Полякова о том, что в нашей стране свободы слова больше, чем здравого смысла.

Рассмотрев культурную политику России в музыкальной сфере на конкретных примерах, понимаем, как права была Лидия Сычева в статье «Песни восточных славян», когда причиной плачевного состояния современного искусства России называет отнятое слово у русского народа.  Автор пишет: «Слово, рожденное в глубине народной жизни, питает родину, как живая вода. А у нас - всё опошлено, оциничено, изгажено, продано и предано. Где русская песня? Её нет» [16, с.244].

Аналогичная ситуация наблюдается в отечественном кинематографе. Обратимся к публицистике Платона Беседина, который достаточно часто откликается на вновь вышедшие кинокартины и дает абсолютно трезвую оценку данному виду современного искусства. За последний год Беседин возглавил жюри в конкурсе социального кино, проходившем в рамках XVI Севастопольского Международного фестиваля документальных фильмов и телепрограмм «Победили вместе», был членом комиссии на кинофестивале «Россия» в Екатеринбурге и ведущим церемоний и модератором круглых столов на «Евразия.doc» в Смоленске.  Считая, что именно в документальных фильмах могут пробиться ростки правды, про остальные разновидности жанра он говорит следующее: «…современное российское кино, по большей части, отвратительно именно своей холуйской угодливостью в сочетании с серой вторичностью. Так хотят понравиться, точно тренированные пудели, выплясывающие перед своим хозяином. И, похоже, им совсем невдомёк, что давно уже ценится не «снимаем, как они», а своё, оригинальное» [5].

Продолжая тему, Платон Беседин в книге «Почему русским нельзя мечтать?» отмечает: «США сделали кино эффективнейшем оружием идеологической пропаганды» [2, с.111], где русский обязательно предстает в образе варвара. И на таких фильмах выросло не одно поколение, считающее американцев героями на нашем фоне. Конечно, если говорить о бессмысленном копировании, то пока образ русского злодея в отечественном кино встречается не на каждом шагу, зато во всю развивается идея о нации низкого социального уровня. Особенно это проявляется в комедиях, где россиян зачастую показывают безмерно пьющими и глупыми. Лучше бы хорошее перенимали, например, любовь и возвеличивание собственного народа. В свою очередь, исторические фильмы полны фальсификацией фактов и домыслов, которые законно скрываются под позиционированием кинолент как «художественных, основанных на реальных событиях».

Таким образом, культурная политика нашей страны, которая так красиво и многообещающе описана в официальных документах, носит не созидательный, а разрушительный характер. И будет это продолжаться до тех пор, пока не вернут в строй красивую связную русскую речь, пока не перестанут целенаправленно популяризировать то, что противоречит традиционному значению искусства, пока не забьют тревогу как русские, так и российские люди.

Использованная литература:

1. Басинский, П. Страшно, аж жуть! [Электронный ресурс] // Российская газета. – 2020. – https://rg.ru/2020/08/30/basinskij.html.

2. Беседин, П. В ожидании варягов // Почему русским нельзя мечтать. – М. : Эксмо, 2019. – С. 384.

3. Беседин, П. Могильные черви российского телевидения [Электронный ресурс] // ИА REGNUM. – 2018. – https://regnum.ru/news/society/2533038.html.

4. Беседин, П. Уродливый памятник Есенину: Новая диверсия против России [Электронный ресурс] // ПолитНавигатор. – 2020. – https://m.politnavigator.net/esenin-kotorogo-my-poteryali.html/amp?imnu=2045268fe90203ed26a6c78009c6afc4.

5. Беседин, П. Чем отвратительно кино в России: например, «Дылда» [Электронный ресурс] // ИА REGNUM. – 2019. https://regnum.ru/news/cultura/2732911.html.

6. Бондаренко, В. Знают ли русские русский [Электронный ресурс] // Завтра. – 2009. – https://zavtra.ru/blogs/2009-12-2361.

7. Кожинов, В. Нобелевский миф [Электронный ресурс] // Родная Кубань. – 2020. – https://rkuban.ru/archive/rubric/publitsistika/publitsistika_3387.html. 

8. Корк, А. Благословенное проклятие Дины Рубиной [Электронный ресурс] // Русский репортер. – 2020. –https://expert.ru/russian_reporter/2020/01/blagoslovennoe-proklyatie-dinyi-rubinoj/.

9. Кострова, Г. Нам бы про душу не забыть [Электронный ресурс] // Правда. –  2009. –  №79. – https://kprf.ru/pravda/issues/2009/79/article-26798/. 

10. Крижановский, Н. Крещения Руси не было… [Электронный ресурс] // Родная Кубань. – 2020. – https://rkuban.ru/archive/rubric/publitsistika/publitsistika_3317.html . 

11. Лоханкин, К. Фото и видео: рэпер Моргенштерн стал «Женщиной года» [Электронный ресурс] //  Российская газета. – 2020. – https://rg.ru/2020/09/10/foto-i-video-reper-morgenshtern-stal-zhenshchinoj-goda.html.

12. Открытие памятника к 125-летию Сергея Есенина вызвало скандал [Электронный ресурс] // Сайт о жизни и творчестве великого русского поэта Сергея Есенина. – 2020. – https://esenin.ru/novosti/otkrytie-pamiatnika-k-125-letiiu-sergeia-esenina-vyzvalo-skandal.

13. Павлов, Ю. Заметки о нескольких сюжетах в книге Прилепина «Есенин: обещая встречу впереди» [Электронный ресурс] // Родная Кубань. – 2020. – https://rkuban.ru/archive/rubric/literaturovedenie-i-kritika/literaturovedenie-i-kritika_367.html.

14. Поляков, Ю. Желание быть русским. – М. : Книжный мир, 2018. – С.446.

15. Сычева, Л. Битва за будущее [Электронный ресурс] // Русское поле. – 2020. – http://suzhdenia.ruspole.info/node/12271. 

16. Сычева, Л. Песни восточных славян // Мы все еще русские. – М. : Вече, 2018. – С. 319. 

17. Сычева, Л. Сергей Есенин и современность // Русь в ожидании варягов. – Санкт-Петербург: Алетейя. – 2012. – С. 248.

18. Указ Президента Российской Федерации от 24.12.2014 г. № 808 Об утверждении Основ государственной культурной политики (Электронный ресурс) / Официальный сайт Президента России. URL: http://kremlin.ru/acts/bank/39208.

Илл.: Сергей Панин

13.10.2020

-->