Предтечи Гитлера

Александр Елисеев

Для того чтобы говорить о фашизме — в ретроспективе или же в футуроспективе — необходимо тщательно вскрыть его истоки. Они вовсе не сводятся к воинственному и шовинистическому пангерманизму (или к итальянскому национал-этатизму). Важнейшим и, возможно, даже главным его истоком был англосаксонский расизм.

Чемберлен, Карлайл и другие

Прежде всего речь должна идти о британском расизме. В 1930-е годы в Лондоне выходило влиятельнейшее "Англо-германское обозрение" (Anglo-German Review), рьяно выступавшее за сближение с нацизмом. В 1938 году оно откровенно признавало, что "первым нацистом" был англичанин Томас Карлайл, который мечтал о супериерархическом обществе, где работал бы миллион чёрных рабов — при этом править ими должна была сотня тысяч белых рабовладельцев. Здесь он выступал вослед своему идейному наставнику Хьюстону Чемберлену — знаменитому апологету расизма. Эти представления были характерны для большей части английских "властителей дум". Вот что писал поэт и писатель Редьярд Киплинг: "Англия смогла захватить власть над заморскими территориями благодаря "особому благоволению Господа", а платой "за его милость стала пролитая английская кровь".

Также надо упомянуть видного английского учёного Френсиса Гальтона — двоюродного брата Чарльза Дарвина. Этот деятель задолго до наци обосновал "социальный дарвинизм". Собственно, именно он и ввёл традицию мерить черепа. Цель — попытка объяснить, кто имеет право жить, а кто таких вот прав не имеет. Гальтон на основе своих собственных антропологических измерений предложил популярнейшие термины — "арийская раса" и "евгеника"(1). Он утверждал, что существуют отличия рас друг от друга — именно "по сорту". Им были сформулированы представления о "неполноценности" некоторых рас и народов. Безусловно, эти представления оправдывали расово-национальную дискриминацию. Самого Гальтона в гитлеровской Германии назвали "отцом сознательной культивации рас, стоящей на пути, ведущем к сверхчеловеку".

Весьма значительное влияние на формирование германского нацизма оказал британский профессор Роджер Пирсон. Гитлеровцев особенно впечатлил тезис о "необходимости захвата территорий, где могут жить белые люди"… Согласно им, на данных территориях должно быть обеспечено "пространство", необходимое при высоком уровне рождаемости для вливания новых сил в империю". Кроме того, Пирсон считал, что из людей "продвинутой расы" с использованием биологического отбора должна выделяться особая аристократия, "обладающая истинной внутренней ценностью".

Эти и многие другие факты английско-германских "совпадений" собрал и проанализировал Мануэль Саркисянц в обширной монографии "Английские корни немецкого фашизма: от британской к австробаварской "расе господ". Разбирать хоть сколько нибудь подробно его изыскания и выводы в рамках данной работы не представляется возможным. Это была бы отдельная обширная рецензия. Отметим один, но весьма характерный — уже практический — аспект англо-немецкого симбиофашизма (присущий такой важнейшей сфере, как система образования).

По утверждению автора, Гитлер создал у себя вполне действенный аналог британских учреждений. Он брал пример со знаменитых жёстких британских элитных "паблик-скул" (Public school) — "спецшкол", которые выпускали гиперэлиту британского колониального расизма, используя жесточайшие методы дрессировки (вплоть до ритуального изнасилования). Это были знаменитые нацистские "наполас" (Napolas; Nationalpolitische Erziehungsanstalten). Указанные заведения были созданы в апреле 1933 года и представляли собой учебные заведения для подготовки наци-элиты. В них обучались подростки в возрасте от 10 до 18 лет. Чисто формально "наполас" подчинялись Министерству образования, однако при всём при том старшие преподавательские кадры составляли члены СС.

В 1938 году в английском Королевском институте международных отношений (2) был сделан доклад о "воспитании будущих вождей нацистов". В нём открыто утверждалось, что указанные наци-заведения "во многих отношениях построены по образцу… английских паблик-скул". Такое же совпадение отметил министериальдиректор и обергруппенфюрер СС Август Гейсмейер. "Светоч" нацистской педагогики Теодор Вильгельм заявлял, что "наполас ближе всего стоят к британским паблик-скул". Он уверенно обещал: "За несколько лет мы догоним британские паблик-скул". Предводитель нацистского Трудового фронта (эрзац-профсоюзов) Роберт Лей считал английские элитные школы аналогичными немецким кадетским. Он обращал внимание на то, что "Англия со своей итонской системой… построила мировую империю".

Фашизм с евгеническим лицом

Не так давно в США была опубликована книга историка, лауреата престижных премий Эдвина Блэка "Война против слабых"(3). Согласно ему, идея очищения расы была выдумана вовсе не Гитлером, но Американским евгеническим обществом (АЕО). Сам же Гитлер узнал об этой идее из американских источников, о чём и написал в своей печально известной книге "Майн кампф"*. Предводитель нацистов признавался: "Я с огромным интересом изучил законы ряда американских штатов, нацеленные на предотвращение размножения людей, чьё потомство будет, по всей вероятности, бесполезным или того хуже".

При этом сама евгеника зародилась в 1880-х годах стараниями английского антрополога Ф. Гальтона (о нём уже писалось выше). Идеи АЕО были реализованы на практике — причём в огромных масштабах. В начале XX века 27 штатов узаконили практику насильственной стерилизации, расовой сегрегации и права на вступление в брак. В результате насильственно стерилизованными оказались 60 тысяч человек. Тысячам американцев запретили вступать в брак. Тысячи оказались подвергнуты заключению. Показательно, что такая эффективность стала возможной только благодаря весьма щедрому финансированию элитарными организациями — Институтом Карнеги**, Фондом Рокфеллера и Фондом Гарримана. Первая организация создала в Колд-Спринг-Харборе (Лонг-Айленд) лабораторный комплекс, который стал центром АЕО. Здесь были собраны миллионы учётных карточек с данными на рядовых американцев. АЕО планировало "удаление" целых семей, родов и народов. Помимо евгенического аспекта были и другие аспекты американского влияния на германский нацизм. Именно в США была впервые введена смертная казнь посредством ядовитого газа. Новый метод умерщвления был предложен в 1920 году доктором, токсикологом Алленом Мак-Лин Гамильтоном (Невада). И уже в следующем году штат узаконил новую практику. А позднее подтянулись и другие штаты. Нацисты были просто воодушевлены опытом США. В нацистской Германии "ценный" опыт был изучен и применён на новом, гораздо более масштабном уровне.

Из сказанного выше можно сделать следующий вывод. Фашизм имеет общеевропейский и общезападный исток, являясь одним из неотъемлемых свойств западной цивилизации. При этом мощные фашистские тенденции вполне могут сосуществовать с институтами западной демократии (4).

Надежда монополий

Часть западных элит фашизм привлекал возможностью использования недемократического режима в интересах крупнейшего (монополистического) капитала. И неслучайно, что праворадикальный фашизм победил в Италии и Германии — при поддержке тамошних "буржуазных" элит, которые в подавляющем большинстве вовсе не были правыми радикалами. Особенно яркий пример — Германия, где в ноябре 1932 года 17 крупнейших банкиров и промышленников направили президенту Паулю фон Гинденбургу письмо с требованием назначить Гитлера рейхсканцлером.

Конечно, "зелёный свет" этому дали и англосаксонские элиты. "В октябре 1931 года в Лондон приехал А. Розенберг, где он встретился с крупнейшими британскими финансистами и бизнесменами: М. Норманом, Генри Детердингом, главой "Ройял Датч Шелл", предоставившим Гитлеру до 1933 года 10 млн марок, и, наконец, с Фрэнком К. Тайарксом, первым лицом лондонского Банка Шрёдера, связанного с нью-йоркским "Дж.Г. Шрёдер Банком" и кёльнским "И.Г. Штайн Банком", принадлежавшим барону Курту фон Шрёдеру, — пишет О. Четверикова, — банкирский дом Шрёдеров был крайне влиятельным во всемирной финансовой сети и входил в тот узкий круг лондонских домов, которые пользовались признанным влиянием в правлении Банка Англии… Тесные связи Шрёдер имел и с Морганом, и с Рокфеллером, а официальным представителем его на Уолл-стрит была юридическая фирма "Салливан и Кромвель", в которой работали братья Джон Фостер и Аллен Даллесы…

Эти связи нацистов имели решающее значение, поскольку, когда после 1931 года фон Шрёдер и Шахт обратились к ведущим промышленным и финансовым магнатам Германии за поддержкой НСДАП, первым вопросом был следующий: а как международное финансовое сообщество и Норман лично отнесутся к перспективам немецкого правительства во главе с Гитлером, и готовы ли они помочь кредитами? Ответ был утвердительным, и 4 января 1932 года на вилле Курта фон Шрёдера состоялась его встреча с А. Гитлером и фон Папеном…"

Огромную активность проявлял на этом направлении американский капитал. Историк Гвидо Джакомо Препарата много лет посвятил изучению связей нацистов с деловыми кругами Лондона и Вашингтона. И он назвал тех, кто привёл НСДАП к власти. Им было убедительно доказано, что большая часть денежных средств гитлеровцев имела именно иностранное происхождение. Он назвал имена тех, кто привёл нацистов к власти в Германии(5). Так, Гитлера финансировала германская компания AEG ("Всеобщая компания электричества"), 30% акций которой принадлежали её американскому партнёру General Electric(6). Указаний на сотрудничество англо-американцев с НСДАП предостаточно. Вряд ли стоит приводить всю фактуру, это только отведёт разговор в сторону. Исследований подобной связи множество, важно вновь отметить влияние англосаксонского фактора на формирование германского нацизма. Обычно обращают внимание на аспект геополитический, считая, что англо-американские элиты пытались использовать Гитлера против сталинского СССР. Это, безусловно, верно, но, как представляется, здесь был ещё и аспект "идеократический". Нацизм рассматривали как некую лабораторию, в которой проводился грандиозный эксперимент по созданию технологически высокоразвитого капитализма, в котором крупнейший капитал поддерживается недемократическим политическим режимом (о перспективах будет сказано ниже). И надо сказать, что предводитель нацизма во многом оправдал возложенные на него ожидания.

В Третьем рейхе монополии успешно продолжали разорять мелкий бизнес. В результате политики насильственного картелирования в 1933–1939 годах с хозяйственной арены исчезло около 700 ремесленных предприятий. Зато возросло влияние монополий. К 1939 году шесть крупных банков и 70 акционерных обществ контролировали 2/3 промышленного потенциала Германии. Нацистская экспансия приносила крупнейшему капиталу весьма "жирные куски". Так, после оккупации Чехословакии мощный Дрезденский банк установил свой контроль над автомобильным заводом "Шкода" (Пльзень), военным заводом "Зброевка" (Брно), металлургическим заводом "Полдина Гуть" (Кладно). После оккупации Польши Дрезденскому банку передали Коммерческий банк в Кракове, а также Восточный банк в Познани. Кроме того, банк активно действовал в странах, дружественных Германии. В Румынии он установил контроль над нефтяной промышленностью, в Болгарии — поглотил Болгарский торговый банк.

В известном плане руководитель Коминтерна Георгий Димитров был прав, когда дал определение фашизма как "террористической диктатуры" капитала. В принципе, это верно, но только речь должна идти о крупнейшем капитале, который завязан на всю глобальную систему капитализма, и в первую очередь — капитализма "англосаксонского". Также необходимо заметить, что нацистский рейх всячески поддерживал крупнейший капитал, но сама власть там принадлежала нацистской гиперэлите.

Причём речь идёт не столько о партийно-государственном аппарате. Гитлер создал "партию в партии" ("государство в государстве") — Чёрный орден СС. Собственно говоря, высшая власть принадлежала именно этой зловещей организации, которая была крепко сращена с государственной системой. В качестве ярчайшего примера можно привести СД — Службу безопасности рейхсфюрера СС (Der Sicherheitsdienst des Reichsführers-SS, SD). Именно руководству СС подчинялись абсолютно все спецслужбы рейха. Сегодня много говорится о так называемом глубинном государстве (deep state), под которым понимается неявная тайная мегагруппа влиятельнейших чиновников, которых никто не выбирал. По сути, Гитлер создал аналогичную мегагруппу, но только, в отличие от нынешних своих последователей, он ещё и легитимизировал её. Также надо иметь в виду, что нацистский аппарат достаточно сильно контролировал частный капитал. Но это была тенденция, так или иначе присущая капитализму.

По другую сторону Атлантического океана президент США Франклин Рузвельт тоже регулировал экономику, хотя и не в том же праворадикальном ключе и формате, что Гитлер.

"Правая" версия глобализма

Любопытно, что фашизму симпатизировали некоторые западные деятели, весьма и весьма далёкие от правого радикализма. В качестве примера можно привести Герберта Уэллса, которого у нас хорошо знают как писателя-фантаста. Гораздо меньше Уэллс известен как политический мыслитель и общественный деятель. Писатель входил в состав влиятельных закрытых структур — "Метафизическое общество", общество "Эффективники"(7), общество "Киббо Кифт". В данных обществах он активно разрабатывал стратегию создания наднационального мирового правительства. По своим политическим взглядам Уэллс был социалистом (леволиберального социал-демократического типа) и одно время даже состоял в умеренно социалистическом "Фабианском обществе". Однако это не мешало ему симпатизировать фашизму.

Как отмечал Рональд Бейли в своей "Биологии освобождения", "в 30-е годы социалист-интеллектуал Герберт Уэллс призывал к созданию "либерального фашизма", который он представлял как тоталитарное государство под управлением могущественной группы благожелательных экспертов. В своей речи, произнесённой в Оксфорде в 1932 году, Уэллс говорил, что "Прогрессивисты должны стать "либеральными фашистами" и "просвещёнными нацистами", введя в оборот ещё один знакомый нашей стране на собственной шкуре термин — "либеральный фашизм". "Я хочу видеть либеральных фашистов, просвещённых нацистов", — выступал Уэллс. В 1930 году вышел его четырёхтомный труд под названием "Наука жизни" (The Science of life). Вторая часть, которая писалась в соавторстве с Джулианом Хаксли и собственным сыном, посвящена космогонии и "теологическому" анализу старой веры, которая уже неубедительна, неосновательна и неискренна, а концепцией Новой мировой религии должен стать социал-дарвинизм Томаса Хаксли. На читателя была обрушена масса подробностей с одной целью — обосновать социальную направленность евгеники и контроля рождаемости в целях выведения высшей расы. Уэллс умер, не дописав третьей части, посвящённой Науке Труда и Просвещения, — исследование "экономической и общественной организации, рассматриваемой как проблемы использования человеком лишней энергии для служения виду". В этой части Уэллс собирался описать то, что понимал под им же придуманным и популяризованным термином "Новый мировой порядок": ликвидация национальных правительств и абсолютный контроль над рождаемостью. Репрезентёром программы должна была стать "Оксфордская группа" вероятного сотрудника английских спецслужб Фрэнка Бухмана"(8).

В подобных симпатиях глобалиста к фашизму нет ничего удивительного, несмотря на кажущуюся парадоксальность. Гитлер использовал национализм в демагогических, пропагандистских целях — точно так же, как он использовал социализм. Причём сама "Великая Германия" рассматривалась им всего лишь как почва, на которой произрастут гораздо более яркие цветы. Сохранились высказывания Гитлера, которые подрывают его имидж радикального немецкого националиста. Впечатляют воспоминания Германа Раушнинга, бывшего в первой половине 1930-х годов одним из ведущих деятелей НСДАП в Данциге. Фюрер предсказывал: "В один прекрасный день мы создадим союз с новыми людьми в Англии, Франции, Америке, если они включатся в огромный процесс реорганизации мира и добровольно согласятся сотрудничать с нами. Из национализма в общепринятом смысле останется очень немного даже у нас, у немцев. Вместо этого будет достигнуто взаимопонимание между говорящими на разных языках нациями, принадлежащими к одной и той же добротной расе"(9).

А вот ещё одно высказывание, сделанное в соответствующем, вполне космополитическом духе: "Я пользуюсь идеями нации и государства по соображениям текущего момента. Но я знаю временную ценность этих идей. Придёт день, когда даже у нас в Германии мало останется от того, что мы называем национализмом. Над всем миром встанет всеобщее содружество хозяев и господ".

Г. Раушнинг, неоднократно общавшийся с Гитлером в 30-е годы, приводит его взгляд на судьбы мира и человечества: "Творение ещё не завершено — по крайней мере, в том, что касается живого существа по имени человек. С биологической точки зрения человек стоит на распутье. Уже начинает обрисовываться новая человеческая разновидность… Тем самым прежняя разновидность людей неуклонно приходит к биологической стадии вырождения… Но вся творческая сила уже концентрируется у новых людей. Обе разновидности быстро развиваются в противоположных направлениях. Первую разновидность я бы назвал скотомассой, вторую — Богочеловечеством… Мы не капитулируем никогда. Может быть, мы погибнем. Но мы возьмём с собой весь мир".

"Содружество хозяев и господ" — это, собственно говоря, то, что сегодня называют "Новым мировым порядком". Как известно, за его установление выступает нынешняя транснациональная олигархия. Гитлер реально планировал объединить весь мир, используя для этого своих приверженцев из разных стран. Поход Гитлера на Россию носил, по сути дела, общеевропейский характер. Впрочем, за Гитлера воевали не только европейцы. Был легион "Свободная Индия", был "Арабский легион" и т. д. Недавно по русской блогосфере стала ходить подборка фотографий, на одной из которых даже был изображён негр в немецкой форме. Осаждённый Берлин защищали выходцы с Тибета и так далее и тому подобное. Гитлер сколотил целый "коричневый интернационал" и бросил его на завоевание мира. Коричневый глобализм был основан на "арийском мифе", который и лёг бы в основу Нового мирового порядка — по Гитлеру. При этом само "арийство" трактовалось нацистами весьма своеобразно и расширительно. Так, когда было нужно, арийцами объявили чеченцев, в то же самое время русских обзывали "унтерменшами". Вообще арийство понималось как нечто очень и очень брутальное, синонимичное сверхчеловеческому. Нацистские лидеры обожали философию Фридриха Ницше, который призывал людей отказаться от человеческого — и достичь уровня сверхчеловека. Его прямо таки вожделел Гитлер, уверявший Г. Раушнинга: "Новый человек живёт среди нас! Он здесь!.. Вам этого достаточно? Я открою вам тайну. Я видел нового человека, бесстрашного и жестокого. Я трепетал перед ним".

Показательно, что Гитлер очень уважал Фридриха Ницше и многому научился у него. Он трижды посетил архив этого философа. Между тем сам философ-мизантроп был весьма чужд национализму и отзывался о немцах очень плохо. Например: "Немцы ужасными средствами сколотили себе память, чтобы обуздать свои радикально плебейские инстинкты и их звериную неотёсанность…" ("К генеалогии морали. Полемическое сочинение"). Здесь всё логично: ведь преодолеть человеческое — значит преодолеть в том числе и национальное, которое лежит в основе социального бытия всех людей. Гитлер стремился именно к этому, используя национализм всего лишь как прикрытие. Точно так же мировая плутократия сегодня использует в качестве прикрытия "демократию", "либерализм" и прочее. И особое внимание надо обратить на западный трансгуманизм, который прямо отрицает человеческое — в "лучших" традициях нацизма.

Нельзя не вспомнить и о том, что Ницше выступал против государства, которое характеризовал как "самое холодное из всех холодных чудовищ". В то же самое время Гитлер позиционировал себя как этатиста и сторонника сильной национальной имперской государственности. Но это опять же делалось "на публику". Как уже сказано, превыше государства (и даже нацистской партии) Гитлер ставил наднациональный орден СС, который должен был превратиться в замкнутую корпорацию, государство в государстве. Члены ордена должны были подлежать только орденской юрисдикции, повиноваться только орденским законам. Планировалось создать города и селения ветеранов СС по всему миру как колонии в человеческом мире. В конце концов планировалось даже образование особого эсэсовского государства на территории древней Бургундии.

В своей речи весной 1943 года Гиммлер высказался по этому поводу следующим образом: "На мирной конференции мир узнает о воскрешении древней Бургундии. Эта страна, бывшая когда-то землёй наук и искусств, была сведена Францией до уровня заспиртованного придатка. Суверенное государство Бургундия, со своей армией, законами, монетой, почтой, станет образцовым государством СС. В неё войдут Романская Швейцария, Шампань, Франш-Конте, Эно и Люксембург. Официальным языком будет, разумеется, немецкий. Править будет только СС, национал-социалистическая партия не будет иметь в Бургундии никакой власти. Мир будет потрясён и восхищён государством, где будут применены наши концепции" (10).

Характерно, что "Великой Германии" здесь отводилась вторая роль, и это ещё раз показывает космополитизм нацистской верхушки. Да и было ли место национальным государствам в нацистском будущем? Очевидно, что субъектами власти стали бы раскинутые по всему миру колонии эсэсовских "господ и хозяев", "сверхчеловеков". Бургундия при этом была бы чем то вроде домена, координирующего деятельность новых феодов. Костяк же СС должна была составить молодёжь, воспитанная в орденсбургах. Гитлер предсказывал, что сначала возникнет "героическая молодёжь", наученная повелевать: "Из неё вырастет следующая ступень свободы — люди, которые являются центром и мерой всего мира, творцы, богочеловеки. В моих орденсбургах будут стоять культовые изображения прекрасного и властного богочеловека, чтобы молодёжь могла видеть, с кого ей брать пример при наступлении мужской зрелости".

Глобальное будущее фашизма

В настоящее время глобализм на Западе шагает совсем уже победной поступью, реализуя мечты о Новом мировом порядке таких вроде бы разных деятелей, как Гитлер и Уэллс. На повестке дня — ликвидация национальных государств в пользу наднационального квазигосударства. Здесь нацгосударства "должен" заменить, условно говоря, "Всемирный совет глобальных корпораций". Маловероятно, что эта "Глобалия" установится в масштабах всего мира, хотя такую возможность не стоит исключать. Скорее всего, будет установлен "Новый мировой порядок" — на территориях США и ЕС, лежащих по ту сторону Атлантического океана ("ТрансАтлантика", "Новая Атлантида").

А ведь прообраз такого Мирового правительства уже создан. Речь идёт о Совете по инклюзивному капитализму (The Council for inclusive capitalism), созданному по инициативе таких деятелей, как глава Всемирного экономического форума Клаус Шваб. Суть "инклюзивного капитализма" (сам термин принадлежит Лиенн де Ротшильд, что показательно) — в новой совершенно радикальной монополизации западного капитализма. Экономика в оптике радикальных глобалистов должна управляться именно централизованно — гигантскими корпорациями. При этом отмене подлежат такие "опции", как акционирование и наличные деньги (в пользу "цифровых валют"). Ибо они предоставляют некоторую свободу, которая совсем уже не нужна гиперэлитам.

Валентин Катасонов делает следующий вывод о планах адептов "инклюзивного капитализма": "Цель компании — вовлечь все заинтересованные стороны в совместный и устойчивый процесс создания стоимости". То есть каждая компания должна стать "инклюзивной", и выстраивать инклюзивный капитализм должно не государство, а вот такие компании. Государство же постепенно должно "поглощатьcя" (bee included) инклюзивными компаниями, но не отмирать, как в классическом марксизме, а приватизироваться крупнейшими корпорациями". Цель адептов "инклюзивного капитализма" — в радикальном продолжении процесса монополизации, уже на новом уровне — и совсем по-гитлеровски.

В этом плане очень любопытно указание Андрея Фурсова: "Если убрать пассивы и оставить активы, то картина выглядит следующим образом. Наиболее часто встречающаяся цифра — 90 трлн долл., при этом 1% владеет 35 трлн, 12–15% — 40 трлн, а остальными 15 трлн — 85% населения. Задача верхнего 1% — экспроприировать 12–15%. В то же время и внутри верхнего 1% идёт острая борьба, там разрыв между верхним 0,1% и остальной частью — 0,9% — усилился ещё больше, чем между 1% и 12–15% соответственно. Средний слой "однопроцентники" в любом случае приговорили к экспроприации и уничтожению. Этот глобальный передел собственности — необходимое условие возникновения/создания нового строя, "Нового мирового порядка". Как это будет сделано — другой вопрос".

В этой оптике грядёт экспроприация не только мелкобуржуазного "среднего класса", но даже и крупного капитала ("трампов"). А осуществиться она должна в интересах капитала крупнейшего — транснационального, который и создаёт сейчас мегаструктуры типа Совета по инклюзивному капитализму. Безусловно, такая неофашистская монополизация просто "должна" по логике вещей сочетаться с неофашистской же ликвидацией институтов западной демократии. И начало этому было положено давно, с середины 70-х годов, когда было заявлено о кризисе демократии. Имелся в виду не кризис демократии вообще, а такое развитие демократии, которое невыгодно верхушке.

Масштабнейший эксперимент по сворачиванию демократии уже сделан. Речь идёт о создании Европейского союза (ЕС), о котором ещё в 1930-е годы мечтал упомянутый выше глобалистский Королевский институт международных отношений как о переходной ступени к Единому мировому правительству. "Структура законодательной власти Евросоюза сложнее, чем может показаться на первый взгляд. — пишет Павел Кухмиров. — Помимо известного всем Европейского парламента, выборы в который проходили в нынешнем году, есть также Совет Европейского союза, состоящий из 28 министров, назначаемых правительствами стран объединённой Европы. И европейские законодательные акты принимаются во взаимодействии между этими двумя организациями. Однако есть одно серьёзное "но", являющееся причиной постепенно нарастающего системного конфликта внутри европейской политической системы — Европарламент (единственный орган власти ЕС, избираемый напрямую населением) не имеет права на законодательную инициативу. Оно принадлежит только Еврокомиссии".

Ещё одна важнейшая, если не самая важная составляющая неофашистской глобализации — радикальная цифровизация и кибернетизация. И снова цель "укладывается" в оптику Гитлера и Ницше с их упованием на "преодоление" человеческого во имя некоего "сверхчеловека", которого они мыслят как "нечеловека" (а по простому — нелюдь). Здесь имеется в виду создание некоего киборгизированного существа, включённого в "роевой разум" (как аналог Рейха). В данном плане уже создана мощная материальная база. "Следующим этапом трансформации личности может стать распространение мозговых имплантов, объединённых в сеть и частично управляемых по интернету. — пишет Михаил Делягин. — Ещё в 2013 году в США было продано более 12 млн привязанных к интернету имплантов; большинство решало локальные физиологические задачи (контроль за деятельностью сердца, блокирование боли, предупреждение воспалений), но массовое стимулирование мозговой активности и прямой доступ к интернету представляются близким будущим, которое не только ускорит, но и вновь откорректирует изменение личности. В 2017 году такие импланты использовало уже более 2% американцев. В течение 5–10 лет их доля вырастет до 15–20%, и с отставанием в пять-семь лет за США пойдут остальные развитые страны. А если к психологическому и поведенческому программированию в ближайшие годы добавится биофизиологическая алгоритмизация, то действительно впору будет говорить о трансформации homo sapiens (человека разумного) в homo programmable (человека программируемого)".

Можно прогнозировать, что будет и полная легализация "Чёрного ордена" — транснационального "СС". Как в качестве "глубинного государства", так и в качестве "закрытых сообществ" — типа Бильдербергского клуба и т. п. Мы знаем сейчас об иерархической структуре "Совета по инклюзивному капитализму". Там есть разделение между "стражами" и "слугами" (stewards), типично орденская структура масонского типа, готовая к легализации в качестве власти. Г. Димитров был, в сущности, прав. Фашизм — это именно "террористическая" диктатура крупнейшего капитала. Но только он был прав в отношении будущего, которое мы сейчас и наблюдаем. Западный капитализм пытается создать именно такую диктатуру.

В данной оптике просматривается стремление создать самый универсальный сверхнацистский концлагерь — инструментарий жесточайшего цифрового (электронного) контроля. В настоящий момент западная цивилизация вплотную приблизилась к утверждению глобального неофашистского строя, который полностью реализует желания западных гиперэлит. Таков конечный итог Запада, таков его неофашистский "закат".

На фото: Америка приветствует нацистов (1939 г.). Нью-Йорк, арена "Мэдисон сквер гарден".

Примечания:

1. «Наследственность таланта, его законы и последствия» (1869 год, в россии издана в Санкт-Петербурге в 1875 году).

2. КИМо (The Royal Institute of International Affairs — RIIA) поставил своей целью создание единого мирового правительства. один из ведущих деятелей института историк Арнольд Тойнби заявил в 1931 году: «в настоящее время мы сотрудничаем со всеми, кто может заставить все национальные государства нашего мира забыть о загадочной силе, называемой суверенитетом. И мы постоянно отрицаем то, что делаем в действительности». в качестве подготовительной ступени RIIA видел наднациональную единую Европу.

3. На данный текст особое внимание обратил Владимир Овчинский. «Обыкновенный американский фашизм». Положения историка приводятся ниже — именно по данной статье.

4. Тут необходимо вспомнить о современном неонацистском режиме на Украине, с которым мы ведём борьбу в рамках Специальной военной операции (Сво). Мощные нацистские тенденции Украины «парадоксальным» образом совпадают с существованием западных демократических институтов. Хотя киевский режим и «зачистил» все движения, которые, условно говоря, можно назвать «пророссийскими», саму соревновательность разных партий он оставил. Как и саму демократическую риторику.

5. На данное исследование особое внимание обратил внимание Владимир Малышев в работе «Деньги для Гитлера». Он рассмотрел и другие направления англосаксонского сотрудничества с Гитлером.

6. «Как Британия и США создавали Третий рейх». М., Поколение, 2007.

7. В указанное общество был принят Генрих Гиммлер.

8. Дмитрий Перетолчин. "Либеральный фашизм".

9. «Говорит Гитлер. Зверь из бездны». М., «МИФ», 1993.

10. Кранц Ганс-Ульрих. Аненэрбе. наследие предков. Секретный проект Гитлера. — СПб.: вектор, 2004.

* Запрещённая в РФ экстремистская литература

** Иностранный агент

Источник

20.04.2024