О либеральных хунвейбинах

Дмитрий Винник

«Наши студенты совсем распоясались» — эта фраза звучит как брюзжание проректора по воспитательной работе или заведующего кафедрой военной подготовки. Увы, но в отношении многих университетов это святая правда – распоясались. Но если бы речь шла только о низкой культуре! Особенно отвратительно, когда дело не в сквернословии в библиотечной очереди или в курении на пожарной лестнице, а в попытках нагло вмешиваться в кадровые вопросы и травить своих учителей в социальных сетях, оправдывая это защитой свободы слова и прочей либерал-троцкистской риторикой. В данном случае я говорю о такой специфической прослойке нашей молодежи, которую я называю либеральными хунвейбинами. На Западе эта прослойка приобрела сумасшедшую власть в университетах и способна лишить работы любого, даже самого именитого профессора. Нечто подобное пытаются сделать и у нас.

Три недели назад либеральные хунвейбины из РАНХиГс учинили травлю в социальных сетях профессора Таньшиной за её критический пост про высказывания преподавателя Дениса Грекова, в которых он хулил Победу, сравнивал нашу страну с Третьим Рейхом и презрительно обзывал народ телепузиками. Они назвали это «публичным доносом» и даже составили предельно наглое открытое письмо к руководству Института общественных наук РАНХиГс, в котором возмущаются увольнением Грекова (по собственному желанию!), буквально требуют руководство вуза быть вне политики, устроить расследование и наказать «сотрудников, которые были причастны к ситуации», т.е. профессора Наталью Таньшину.

Это не единичный случай. 30 мая студенты департамента медиа, Факультета коммуникаций, медиа и дизайна "Высшей школы экономики" подписали петицию под названием "Не допускать Э​.​Г. Мацкявичюс до должности руководителя Департамента медиа НИУ ВШЭ". Название само по себе странное — оно создает иллюзию, что Мацкявичуса ещё не назначили. Но его назначили, о чем признается в тексте петиции, в котором студенты «выступают против назначения». Как вы думаете, чем не устраивает руководитель департамента (фактически – декан факультета) вздорных и дерзких студентов?

Вот ответ: «хотелось бы подчеркнуть, что несмотря на тот факт, что Эрнест Гедревич работает в сфере медиа с 2002 года, основал "Первую академию медиа" и проводил мастер-классы в школе "Останкино", мы сомневаемся в его профессионализме. В 2015 году на форуме "Территория смыслов" Эрнест Гедревич заявил, что раньше он придерживался международных эталонов журналистики, но с началом новой холодной войны для него их больше нет. Мы считаем, что человек с такой позицией не может руководить одним из крупнейших департаментов, выпускающих будущих сотрудников медиа. Просим вас отстранить его от должности и назначить на нее более компетентного сотрудника».

Безотносительно студенческой дерзости зададим вопрос: быть может студиозусы по сути правы, когда считают международные эталоны журналистики одной из основ профессионализма? Этот вопрос интересен сам по себе. На эту тему написаны целые книги. Сразу скажу, что все они так или иначе поддерживают необходимость разработки и внедрения таких стандартов, следуют западной идеологи унификации требований к национальным медиа. Но ни в одном из них вы не найдёте некий список, который можно отождествить с такими стандартами. Это скорее набор различных рекомендаций и деклараций самых разнообразных международных организаций, включая региональные.

Обратимся к учебно-методическому пособию СПбГу "Международные стандарты профессиональной этики журналистов". Действительно, в предисловии содержится вполне характерная либерал-глобалистская декларация: «Национальные кодексы этики существуют практически во всех странах и различаются спектром и особенностями толкования тех или иных стандартов. Опыт западного мира по формированию общих законов в информационной сфере согласно международным правилам показывает, что этические нормы также должны быть унифицированы».

Но даже это пособие признает следующее: «Международные стандарты журналистики многими воспринимаются негативно, так как считается, что они навязывают какие-то условности — англо-саксонской культуры или англоамериканской традиции». В самом деле, большая часть пособия содержит комментарии к этическим кодексам журналистики западных стран: США, Великобритании и прочих стран Европы.

На сайте Школа Журналистики я обнаружил очень верное и профессиональное суждение о том, что это такое — международные стандарты журналистики: «Я прошёл несколько тренингов по теме международных стандартов журналистики в прошлые годы. И хоть убей, ума не приложу и никак не могу вспомнить — о чём же нам говорили на этих учебных мероприятиях? Помню, было что-то про журналистскую этику. Да, полезное дело — напомнить журналистам, особенно начинающим, о том, что нельзя брать тексты коллег и выдавать за свои или прибегать к клевете и т.д. Было что-то и о том как надо писать. Вот здесь начинается самое интересное. Как таковых международных стандартов того как писать журналистские материалы не существует, я так считаю. Но можно условно поделить стили написания на наш отечественный (так пишут наши журналисты на территории стран СНГ) и западный стиль. В чем отличие (на мой скромный взгляд неначинающего журналиста)? Наши работники СМИ пишут более повествовательный текст, а иностранные коллеги – более цитатный, отдельными фразами с цифрами, с фактами. Наш журналист, выращенный на классических произведениях, начинает писать короткий рассказик. И хотя в нем есть жесткая структура (заголовок, лид, введение, цитаты, заключение и т.д.), тем не менее, это некий рассказ или сочинение, которое читается легко, понятно и по стилю очень походит на устную речь или какой-нибудь отрывок из Гоголя (ну или из произведения более современного автора). Когда я показывал отцу перевод своих статей, опубликованных в иностранных газетах, он говорил примерно следующее: «ничего не могу понять, какие-то цитаты, какие-то обрывки фраз и цифры. Ты же можешь писать намного лучше». Могу, но это для наших СМИ я буду писать художественно, а тут нужно по международным стандартам. Ничего лишнего, только факты, комментарии, цитаты».

Итак, что же имеют в виду вышкинские хунвейбины, когда возмущаются, что Эрнст Мацкявичус презрел некие святые международные эталоны? Наверное, они убеждены, что он намерен учить их подлогу, плагиату, фабрикации фактов, генерации фейков и риторике ненависти в интересах «кровавого режима»? Наверняка примерно так оно и есть. И что особенно возмутительно, «начало новой холодной войны» для них вообще не является аргументом. Есть подозрение, что и начало войны горячей для них не значит ничего: «Какая такая военная цензура!? В эталонах про них ничего нет!» Вопиющее и систематическое пренебрежение западными медиа своих же эталонов в отношении России для них тоже ничего не значит. Большинство это просто слепо отрицает, а более умное и подлое меньшинство дерзит, утверждая, что наша страна заслуживает такого отношения.

Простите, но вся эта история из разряда абсолютно немыслимого ранее. Студенты, включая первокурсников (они тоже могут подписаться под петиций) считают себя вольными судить, кто компетентен, а кто нет. Это признак глубокой моральной распущенности — приверженность этих людей эталонам вседозволенности и абсолютной безнаказанности непостижима для большинства наших граждан. Один их внешний вид чего стоит! О характере половой идентификации многих из них и думать не хочется. Есть ещё одна причина — этим взрослым людям иногда выгодно считать, что они дети. Это особенность многих современных студентов, от них нередко можно услышать: «Что вы от нас хотите? Мы же ещё дети!» С детей спросу мало и можно резвиться, подставляя преподавателей и строча на них доносы о харрасменте (это одно из любимых развлечение в НИУ ВШЭ). Вы не поверите, но несколько лет назад выговор получил заведующей военной кафедрой за то, что на занятиях мимоходом отметил, как в армии принято правильно называть геев! Хорошо ещё, что студента наказали за использование телефона на секретной территории. Есть и ещё причина — убеждение студентов, что они клиенты, а преподаватели — это обслуживающий персонал. Вероятно, «клиентам» неприятно, что они приобретали услугу, согласно которой их страсть к безнаказанности и богемному образу жизни станет дипломированной, а выходит так, что нужно учиться ответственности и морально готовиться к «тяготам» военной цензуры.

Понятно, что петиция наверняка не достигнет заявленного результата в силу своей абсолютной неадекватности. Но может быть она направлена на достижение не заявленных в ней результатов и ее адекватность следует оценивать с точки зрения этих замыслов? Скажем проще: кто внушил студентам идею, что Эрнст Мацкявичус это присланный обскурантистами от охранки Угрюм-Бурчеев? Кто внушил сверхценные сектантские взгляды о неких международных эталонах?

Очевидно, что мы в очередной раз имеем дело с работой местного «невидимого колледжа», локального либерального парткома, который живёт в настолько своем мире, что до сих пор убеждён в своем влиянии и в своей полной безнаказанности. При этом считает уместным предельно подло использовать студентов для того, чтобы решать свои кадровые вопросы. Предельно подло потому, что подписанты в этой ситуации должны быть наказаны, безотносительно к тому, заставили их или нет. Или режиссёры на это и рассчитывают?

Вполне возможно, что этот либеральный партком фактически и есть сам Департамент медиа НИУ ВШЭ. Таково его содержание, таков его либеральный западнистский дух, для этого — как прозападная спец-пропагандистская структура он и создавался. Хочется верить, что Эрнеста Мацкявичуса назначили исправить эту ситуацию, выдворить этот дух. В любом случае, это необходимо будет делать. Пожелаем Эрнесту Гедревичу стойкости, беспощадности к предателям и удачи!

Автор - доктор философских наук, профессор Финансового университета при Правительстве РФ

Источник

20.06.2022