И всё опять, как много лет назад...

И ПУСТЬ С УТРА НОЯБРЬ... 

Обычный день, не хуже, чем вчера... 
Досадно, что вчерашнего – не лучше. 
Мелькает жизнь в окне: то вечера, 
То нудный дождь сменяет Солнца лучик. 

И ты всё ждёшь: вот-вот наступит май, 
Со всем его теплом и соловьями... 
И свято веришь, что уйдёт зима, 
И корка льда с души сойдёт слоями. 

И всё опять, как много лет назад, 
Придёт в весны движенье и броженье. 
И вату туч клинки лучей низать 
По лету будут до изнеможенья. 

И что с того, что юность позади? 
Высок каблук и бёдра гладит юбка! 
И пусть смартфон без устали зудит – 
В контакте этом красная зарубка. 

Тебе сейчас, от силы, двадцать пять – 
Ну, двадцать семь – ни чуточку не старше... 
И ты влюбилась, кажется, опять... 
И пульс в висках звучит победным маршем. 

И пусть с утра ноябрь и снова дождь, 
И понедельник гонит на работу, 
...Он тоже верит, знает, что придёшь 
Однажды в мае, вечером, в субботу. 


ЗАМОРОЖЕННЫЙ КОНФЛИКТ 

Вполнакала светит лампа – 
Скоро, видимо, погаснет – 
От обстрела в прошлый вечер 
Загорелся трансформатор. 
Здесь ни Путина, ни Трампа, 
Здесь лишь мины да фугасы. 
И рождения предтеча – 
Смерть – над сущими куратор. 

Всё здесь "в пол", всё как-то "недо": 
Недомир и недоправда. 
И в пустых глазницах окон 
Недосвет во тьме мерцает... 
Чьи-то, сталкиваясь, кредо 
Аргументами из "Града" 
Сыплют щедро и жестоко 
Меж лачугами, дворцами... 

Только шёпот о спасеньи 
В каждой утренней молитве. 
И всё реже детский щебет 
В лабиринтах мрачных улиц. 
Ни Союза, ни Расеи, 
Серый с красным на палитре... 
Вой снарядов в тёмном небе, 
Вместо птиц щебечут пули… 

И пока без перспективы 
На какую-то стабильность. 
Пятый год войны, и дети 
Так привыкли к артобстрелам... 
Сводки, как речитативы: 
Кто живой, кого убили... 
А в степи всё тот же ветер, 
Только с запахом горелым. 


ПРИДУТ КОНЕЧНО ЖЕ МОРОЗЫ... 

Декабрь балует, и Солнце, 
Сквозь тучи жарит от души. 
На глади луж – от капель кольца, 
Но мало кто домой спешит. 

В такт настроению, погоде 
Молотит сердце в ритме "свинг". 
И в суете предновогодней 
Народ скупает всякий "дринк" 

И ёлок праздничных убранство 
Не по погоде: в блеске бус 
Десятки Солнц в земном пространстве – 
Всё жарче градус, выше "плюс"! 

И пусть объявятся морозы, 
Светило в туч упрятав тень, 
А нынче – каплю нетверёзый – 
Улыбки дарит тёплый день. 

ТЫ ЗНАЕШЬ, АД – ОН РЯДОМ 

Ты знаешь, Ад – он здесь, он рядом, 
Ты только руку протяни, 
Взгляни окрест пытливым взглядом – 
Ну вот же он, за Райским Садом, 
Своим зловонием мани́т. 

Людские рты в нём ежедневно 
Войны глотают гарь и пыль. 
В глазах без слёз лишь пламя гнева. 
А где-то празднует Женева... 
К чему нам сказки? Это быль. 

Когда вдруг страх твой сон нарушит, 
А ночь – как вечность до зари, 
Тоска вонзит заточку в душу, 
И Добродетель, взяв «беруши», 
Уснёт, давай поговорим! 

Про райский сад, в тиши цветущий, 
Про радость, счастье и любовь… 
А их всё больше – Смерть несущих, 
А Бог всё хуже слышит, глуше 
Мольбы стенающих рабов. 

И поколения рождённых 
В Аду не ведают про Рай. 
Решимость лиц их измождённых, 
Останки взорванных, сожжённых – 
Про это не покажет прайм. 

Про это все молчат пугливо, 
Чтоб усидеть в своём седле. 
А Гефсиманские оливы 
Друг с дружкой шепчутся стыдливо, 
Что Ад – он здесь, он на Земле... 

А ненасытная орава, 
Поправ законы, правит бал! 
Взгляни налево и направо: 
За пальмой – видишь? – Ада лава 
Вскипает, как девятый вал. 

ЛЕДЯНОЙ ПОХОД. КОНЕЦ 

Адский холод – мга и ветер – 
С неба сыплет чёрт-те что... 
Тьма, хоть час всего лишь третий. 
Пушка лупит за баштой. 

В лёд земля, одежда, ветки – 
Пробрало́ до самых душ. 
И "максимки" крошат метко 
Белых, красных... Неуклюж 

Покосившийся "журавль" 
Без верёвки и ведра... 
Так никто и не поправил... 
– Всё, соколики, пора! 

– С Богом, братцы! За державу! 
За Отечество, царя! 
С шашкой вверх, от крови ржавой, 
Галунов шитьём горя, 

Есаул рванул к станице 
Эскадрон за ним вослед... 
Только хлопнули ресницы, 
Головы на шее нет... 

Конский топот, крики, стоны, 
Звон клинков, предсмертный храп, 
В грязь хоругви и иконы, 
В грязь шинелей серый драп! 

Нарвали́сь. Видать, засада 
Здесь у красных. Кони ржут – 
Смерть – не лучшая награда 
За терпенье их и труд. 

Лёд копытами ломая, 
Ноги раня о плетни, 
Кто-то рысью, кто – хромая, 
Вдоль по улицам они 

Понеслись. Кто с мёртвой ношей, 
Кто с висящею уздой... 
Урожай смертельный скошен 
И кровавой принят мздой. 

А остатки конной сотни 
Прямо к красным в арьергард 
Зарубились клином, плотно, 
Разметали, как пурга. 

Стало это им спасеньем – 
Так внезапен был удар 
На коварном льду весеннем – 
Провиденья редкий дар. 

На восток, вперёд, на Маныч, 
Без погони в степь пошли. 
Спутал бес иль Бог их планы, 
Прочь погнав с родной земли... 

Через год добьют остатки, 
Большинство полягут здесь. 
Кто везучий, с волчьей хваткой, 
Доберутся до Одесс, 

Севастополей... Оттуда 
До Марселей, Каннов, Ницц... 
Горечь – главное их блюдо, 
Что вкушали без границ. 

Сколько их тоски хлебнуло 
По парижским кабакам, 
По Харбинам и Стамбулам, 
Распылившись по векам... 

То всё в будущем, а ныне 
Им до Дона, на покой... 
Ветер, степь, ковыль да иней. 
Да по следу Смерть с клюкой... 

ДОЖИВИ, ПЕХОТА 

Заалел далёко 
В хмарь рассвет. 
Огонёчек блёклый – 
Был и нет. 
Эх, косить бы травы – 
По росе... 
Только немец справа, 
За шоссе. 

Развернуть бы пушку 
По нему, 
Да по той опушке 
Долбануть: 
Нынче не до игр – 
Ведь вот-вот 
Два десятка "Тигров" 
Примет взвод. 

А трава по пояс 
Ждёт покос. 
Воет ветер в голос, 
Словно пёс. 
Дотерпи, пехота, 
Доживём! 
Встретить день охота 
Всем живьём. 

Через час в атаку 
Фриц пошёл. 
Рвали танков траки 
Луга шёлк. 
Взвода аж две трети 
Из полста 
Полегли здесь, встретив 
Грудью сталь. 

А в росе чернела 
Масла гарь. 
И паучьим телом 
Танка тварь 
Догорала в полной 
Тишине... 
...Выл про это в полночь 
Ветер мне. 


НОЧЬ НЕСЛЫШНО ПРОКРАЛАСЬ ПУМОЙ 

Мне казалось, теперь легко 
О тебе вспоминать и думать. 
Но в рассветное молоко 
Ночь неслышно прокралась пумой.... 

И когда ты пришла во сне, 
Снова я всё, что было, вспомнил. 
Ты мотивом вплыла Массне, 
Маслянисто, тягуче, томно. 

Лето где-то шумит вдали, 
Обделив этот край лучами. 
Ты в нём Гала, а я Дали. 
И лишь море и крики чаек. 

От волны мириады брызг – 
Гулок гребня удар о камень… 
Все мечты разметало вдрызг, 
Не поймать их уже руками. 

Рассветает… Пора... Прощай! 
Разрешишь о себе мне думать? 
И по мягкой стене плюща 
Сон уходит на лапах пумы... 

01.03.2021