Смирнов Михаил

Смирнов Михаил Иванович родился в городе Салават в 1958 году. Печатался: «Литературная газета», «Литературная Россия», «День литературы», «Молодая гвардия», «Литера», «Работница», «Сибирские огни», «Литературный Крым», «Казань», «Белая скала», «Балтика», «Простор», «ДОН_новый», «Камертон», «Родная Кубань», «Воскресение», «Великоросс», «Гостиная», «Север», «Бельские просторы», «Литературный Азербайджан», «Южная звезда», «Северо-Муйские огни», «Огни над Бией», «Отчий край», «Петровский мост», «Луч», «ЛиФФт», «Кольцо А», «Приокские зори», «Жемчужина», «Новый континент», «Нёман», «Слово\Word», «Зарубежные задворки» и др.

Лауреат ряда литературных премий, в том числе Лауреат Международной премии «Филантроп»; Лауреат Международного конкурса детской и юношеской художественной и научно-популярной литературы им. А.Н. Толстого; Лауреат международного литературного конкурса на соискание премии им. А. И. Куприна; Лауреат Международного конкурса Национальной литературной премии «Золотое перо Руси» и мн. др.


Публикации автора
Проза

Тропка в новую жизнь

После развода со второй женой, Кузьма Фалалейкин решил окончательно и бесповоротно завязать с бабами. Не везло в жизни с ними. Едва успел жениться на первой, с недельку пожили, не более, она подхватилась и умчалась с бывшим ухажёром, попутно прихватив все подарки и деньги, какие на свадьбе дарили.

Читать далее
Проза

Разговоры по душам

Ленька сидел на подоконнике. Смотрел на машины, которые день и ночь сновали по дороге. Смотрел, а мыслями был рядом с матерью. Ленька ненавидел родную мать. Один сын и тот нежеланный.

Читать далее
Проза

Живите мирно, род людской

Старый автобус заскрипел рессорами и стал притормаживать. Водитель взглядом проводил легковушку, которая обогнала его и помчалась по трассе. Потом автобус съехал на проселочную дорогу и неторопливо запылил в сторону далеких гор, возле подножья которых тянулся густой мрачный лес.

Читать далее
Проза

Живая душа

— Пал Ваныч, зачем вызвал меня? — приоткрыв дверь в кабинет, сказал Виктор: крепкий, смуглый, в грязной порванной рубахе и замызганных джинсах. — Что случилось?

Читать далее
Проза

Последняя осень

Время пришло, некуда стало торопиться. Молодость пролетела, когда хотелось самого себя перегнать и всегда быть с флагом впереди. Торопился жить, старался все дела переделать, которых всегда было непочатый край, всё хотел обнять необъятное, но прошли годы и настал момент, когда оглянулся и глазам не поверил, что жизнь-то проходит, а он не заметил её, не познал — эту самую жизнь, потому что кроме работы, ничего не видел.

Читать далее
Проза

Два свободных дня

А Шурка неторопливо шёл по деревне. Он смотрел по сторонам, приподнимал шляпу, здороваясь с соседями. Одни узнавали его, а другие не признавали и сидели, всё гадали, кто же это приехал.

Читать далее
Проза

Знак

Старый Хибак заелозил на скрипучей табуретке и не удержался, шлёпнул ладонью по столу, чертыхнулся, закурил и запыхал: торопливо, зло и снова прилип к экрану. Опять политики спорят, доказывая друг другу, кто больше принесёт пользы народу.

Читать далее
Проза

Земной поклон

Дед Василий сидел на крыльце, поглядывая в сторону реки. Сидел, а на душе было тоскливо. Схоронил свою Анфиску и затосковал, да так, что места не мог найти.

Читать далее
Проза

И падал серый снег

Зима запаздывала. Беспрестанно сыпала морось, но бывало, редкий раз летел снег, но не зимний — пушистый и искристый, а какой-то тусклый, как бы грязный, словно испачкался еще в полете...

Читать далее
Проза

Дачная жизнь

Дачный сезон начали с майских праздников. Конечно, и раньше приезжали, едва сошел снег, смотрели, что творится на дачном участке (зимы-то долгие), что нужно подлатать и уже были первоначальные планы, чем займутся, когда откроют сезон.

Читать далее
Проза

У каждого своя Голгофа

Старуха Макелиха заметалась на кровати. Тоненько застонала, но тут же смолкла. А потом беспокойно зашарила узловатыми пальцами по впалой груди.

Читать далее
Проза

Неприкаянный

Облокотившись на небольшой столик, на котором стоял стакан, и в нем позвякивала чайная ложка, а рядом лежала потрепанная книга, Виктор смотрел, как за окном вагона сплошной непрерывной картиной проплывали разнообразные пейзажи.

Читать далее
Проза

Мозаика жизни

Аким Фадеев добрался до деревни ранним сентябрьским утром. Более суток на поезде в душном переполненном вагоне, где гомон стоял круглосуточно, а пассажиры то и дело шмыгали по проходу.

Читать далее
Проза

Жизнь беспросветная

Бабка Липа, прозванная в деревне Камбалой из-за единственного глаза, ждала сына. Много лет ждала, поглядывая на дорогу, когда вернётся, скучала по нему, но в то же время, как огня, боялась его.

Читать далее
Проза

Танечка

Невысокая, худенькая девушка в выцветшем коротковатом платье, не обращая внимания на промозглый порывистый ветер и нудный осенний дождь, едва слышно напевала и медленно танцевала.

Читать далее
Проза

С возвращением, Федька

Скрипели старые, рассохшиеся двери под резкими порывами ветра, не в силах прикрыть внутреннее убожество домов. Тёмными провалами смотрелись оконца. Видно было, здесь уже кто-то побывал — по-хозяйски себя вёл, ничего не опасался, влезая в старые избы.

Читать далее
Проза

Малая родина

Павел Иванович поставил сумку и присел на стул. Это привычка из далекого детства, когда с родителями ездил в райцентр за сорок верст от родного дома. Редко случались поездки, и поэтому к ним готовились основательно.

Читать далее
Проза

Говоруха

Десятки, сотни, а может, и тысячи лет в дали дальние торопится речка Говоруха. Словно по крутой лестнице стекает.

Читать далее
Проза

Соловушка

Дядька Ефим проживал в глухомани, в забытой Богом и людьми деревне, от которой осталось всего дворов двадцать-тридцать, не более, а раньше, как Роман помнил, деревня Васильевка считалась, чуть ли не самой большой в районе.

Читать далее
Проза

Светлый день

Дороги в колдобинах, по обочинам лебеда и крапива. Кое-где побеги ивняка. Заброшены здешние края, забыты жители. С десяток дворов в деревне, но и те скоро опустеют.

Читать далее